Версия для слабовидящих: Вкл Обычная версия сайта Изображения: Включить изображения Выключить изображения Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
28 декабря 2021

Юрий Грымов рассказал о Японии в большом интервью

Записаться

— Достаточно беглого просмотра в соцсетях Ваших постов, посвященных прошлогодней поездке в Японию, чтобы понять, что Вы знаете и любите эту страну — от сакуры до васаби и от древних храмов Киото до огней ночного Токио. Что особенно привлекает Вас в Японии и японцах? Может быть, что-то Вас поразило в этой стране или при более близком знакомстве развеялись какие-то мифы, которые вокруг нее существуют?

— Я действительно очень люблю Японию. Японцы для меня — максималисты. Максималисты и идеалисты. Они воспринимают мир идеально и, будучи людьми трудолюбивыми, достигают тех больших целей, которые они перед собой ставят. Своим знакомым я так объясняю, что такое японцы. Возьмем, скажем, любой стул или вилку. Что-то очень простое. Вокруг этого предмета соберутся сто японцев, каждый внесет свое предложение, как сделать этот предмет лучше, и через энное количество времени у них получится идеальный стул. Или идеальная вилка. Они доводят до совершенства все, что предназначено для людей. Утопия — думать, что это всегда связано с высокими технологиями. У Японии, как вы помните, был мощный всплеск в области электроники. Это было очень правильное решение на уровне государства. Сегодня японцы, я уверен, не являются лидерами в данной сфере. Но образ жизни, менталитет этих людей позволяет доводить до совершенства абсолютно все — от еды до автомобилей.

Полицейские в роли добровольных дворников

И самое важное, что во всем присутствует здравый смысл. В Японии его очень много. Приведу такой пример. Меня поразили японские полицейские, которые выписывают штрафы за неправильно припаркованные автомобили. Идет такой полицейский, а на бедре у него висит целлофановый пакет и в руках палочка с иголкой: они по дороге еще и мусор собирают. Вот он увидел, что на дороге валяется какая-то бумажка, раз — наколол ее и сунул в пакет. Просто, не правда ли? Это Япония...

Или, скажем, идет стройка в Токио, вокруг – забор, а в заборе всегда есть вырезанные окошечки. Людям ведь хочется посмотреть, что на стройке делается, поэтому через окошко можно все увидеть. А рядом висит датчик, который показывает уровень шума в децибелах, чтобы ни у кого не возникло желания написать жалобу на то, что на стройке шум превышает максимально допустимые нормы. И таких примеров я могу привести миллион. Это не пустяк, это абсолютная философия. Мы, русские люди, тоже максималисты и идеалисты. Мы хотим, чтобы девушка была умной и красивой, и так должно быть во всем. Но они трудяги, и сами добиваются этого идеала не только для себя, но и для всех. Иногда говорят, что русские все вместе какие-то странные, а каждый по отдельности – хороший человек. Мне кажется, что у японцев все с точностью до наоборот. Они все вместе замечательные. Они сплоченная нация. У них есть традиции. У них старший по возрасту – большой авторитет, и это не обсуждается. Мне это все очень нравится.

– Одной из особенностей японского национального характера нередко и в целом справедливо называют такое качество как «групповой менталитет», «общинное сознание», «коллективизм» – термины не меняют сути. Даже лозунги, которые японцы очень любят, адресованы не индивидуумам: «Ты записался добровольцем?», а построены, как правило, по схеме: «Давайте все вместе сделаем что-то, от чего наша с вами жизнь станет лучше». Другими словами, безусловный приоритет отдается группе, а не личности. Как Вам такая расстановка приоритетов?

– Конечно, в этом естьплюс. Но существует и такой момент. Вы, скажем, практически никогда не увидите японца с усами и бородой. Если у японца есть такая, что называется, индивидуальность в виде усов, бороды или бакенбардов, то это практически уже изгой из общества. Это индивидуалист. Таких не очень любят. Всемирно известные японские дизайнеры(Ёдзи) Ямамото, (Ямадзи) Масатомоу себя в стране не в особом авторитете. Потому что они индивидуалисты. Они сказали «я», а не «мы». Хорошо это или плохо? Для меня подобное отношение к тем, кто говорит «я» – это не очень хорошо. Потому что я считаю, что понятие «мы» состоит из ярких «я», А японцы говорят: «Нет, мы стираем эту грань, и поэтому мы – большая сила».

Если говорить о том, что мне безусловно импонирует в странах Востока,то это, конечно же, здравый смысл. Никто не накаляет атмосферу, никто не «дружит против» кого-то. Это очень сложная структура, которая завязана на традициях, на религии, на вере. На Востоке не работает американская модель, предполагающая, что чиновник – это отец родной. Отец родной – это тот, кто старше тебя не по должности, а по возрасту. В Советском Союзе тоже пытались сделать так, что политик – это отец родной, такой, знаете, Дед Мороз, Бэтмен или спаситель. В действительности спаситель – это учитель. А учитель – это тот, который старшевас. Например, мне очень не нравится, что у нас в России учителя получают очень маленькие деньги. Это неправильно, противоречит здравому смыслу. Это противоречит понятию общества с правильными хорошими целями.

О понтах и покаянии

– В репертуаре театра «Модерн» есть поставленный Вами спектакль «Кладбище понтов». На мой взгляд, такое название очень подошло быЯпонии. Случалось в прошлом и такое, что японцев одолевал комплекс превосходства. Это плохо кончалось. Но в целом же им, как мне кажется, свойственны скромность, лаконизм и подчас даже аскетичность.Японские богачи не строят себе дворцов, не меряются яхтами и майбахами. Согласны ли Вы с таким представлением о японцах?

– Здесь я с вами поспорю, потому что молодежь меряется. Многие японцы очень любят одеваться. Молодежь одевается ярко, любит брендовую одежду. В основном это американские марки.

Если же говорить об истории Японии, то в ней были и печальные страницы, и заблуждения. Японцы, например, не раскаялись в том, что они поддержали фашистскую Германию. Официального раскаяния нет. На высоком уровне этого никто никогда не делал.

– В 1995 году, когда премьер-министром Японии был социалист ТомиитиМураяма, в речи по случаю 50-летия окончания Второй мировой войны он заявил о глубоком раскаянии и принес извинения за огромный ущерб и страдания, причиненные Японией народам многих, в первую очередь азиатских, стран.

– Да, но это было сделано через полвека после войны, носило разовый характер, и к тому же раскаяние не касалось поддержки фашистской Германии. Японцы не сделали того, что сделали немцы, которые выплачивали компенсации жертвам, тем, кто попал в концентрационные лагеря. Так что Япония как любая яркая нация имеет какие-то свои противоречия.

При этом японцы сами были жертвами, пережившими атомный кошмар Хиросимы и Нагасаки. Мы знаем, что американцы сбросили бомбу над городом (Нагасаки) не потому, что это было стратегически важно, не для того, чтобы уничтожить флот или военные заводы, а потому, что там в этот момент была хорошая видимость и можно было к тому же сфотографировать результат бомбардировки. Японцы мужественно перенесли страшную трагедию и восстановили эти прекрасные города.

– Американцы, кстати, не извинились за атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Барак Обама стал первым президентом США, который посетил Хиросиму. Но извинения он так и не принес.

И об этом важно писать. Японцы, обладая своей восточной мудростью и здравым смыслом, это прекрасно знают и понимают. Это был колоссальный грех, который совершили американцы, и о нем нельзя забывать. Впрочем, давайте не будем углубляться в политику.

– Хорошо. Поговорим немного о культуре, в том числе о театре. Многие в нашей стране хорошо знакомы с японской культурой, любят театр Кабуки…

– Это не так. Если мы говорим о больших цифрах, то японскую культуру у нас не знают. Театр Кабуки для меня совершенно уникален и замечателен, Когдамои друзья видели представления Кабуки, они были очень удивлены и говорили, что это наивность, какой-то детский сад. А происходит вот что: зрители, которые видят великолепные выступления театра Кабуки, смотрят на них с высоты сегодняшнего дня и сегодняшнего менталитета. Нужно попытаться быть на том же уровне восприятия. Это нереально, но к этому нужно двигаться. Не надо смотреть на Кабуки с высоты русской драматической школы. Это просто глупость. Все равно, что смотреть на картины Пикассо и вспоминать Остапа Бендера: «Киса, вы рисовать умеете?».

И рыба, и мясо

В России вообще не очень хорошо знают Японию. Японскую кухню – знают, да и то по большей части не японскую, а адаптированную европейско-американскую. В Японии, например, практически нет роллов. А если и есть, то преимущественно вегетарианские. Это вообще американский метод: напихать все в одну котлету и за раз съесть. Японцы все разделяют. У них есть прекрасные сеты, в которых все сбалансировано. Хочешь – не хочешь, но в них есть, например, такая крохотная тарелочка, где на один укус лежат водоросли. Потому, что питание должно быть сбалансировано каждый день.

Интересно, что во многих японских ресторанах в самой Японии культ мяса. Ничего подобного нет в японских ресторанах у нас. Из кобэбифу и других разновидностей японской говядины вагю готовят множество блюд, включая стейки, сукияки, сябу-сябу, тэппанъяки. Это прекрасные блюда, которые действительно практически доведены до культа.

– Если позволите, еще немного про Кабуки. Вы обратили внимание на то, что основную часть зрительской аудитории в этом театре в Японии составляют либо школьники, которые приходят туда в рамках учебной программы, предполагающей приобщение к национальному культурному достоянию, либо бабушки и дедушки, которые обожают Кабуки и поименно знают всех актеров? Людей среднего возраста там практически нет.

- А еще там очень много туристов, которые не досматривают спектакли и уходят очень быстро. Отметились – и ушли. Сегодня в российские театры тоже приходит много молодежи. Им интересен театр, поскольку это абсолютная территория свободы, и это очень современно. Приходят и люди пожилого возраста, которые чтят традиции театра. И я рад тому, что у меня в театре «Модерн» средний возраст аудитории – это 35+

Цена билета на балет

В Японии, кстати, в том, что касается театра или шоу-бизнеса, меня удивило, что билеты, если брать среднюю цену, стоят очень немного. Люди просто не будут дорого платить за выступление какого-нибудь скрипача или спектакль современного театра. Но при этом в Японию приезжают выступать обладатели очень громких имен, поскольку в этой стране очень сильно развиты меценатство и спонсорство. Билеты на разного рода культурные инициативы можно приобрести за сравнительно невысокую цену потому, что их спонсорами выступают условные Canonили Toyota. Я считаю, что это замечательно. Это прекрасно, что люди берут на себя такую миссию. Это та самая социальная ответственность бизнеса, о которой мы часто говорим.

– Мне посчастливилось в свое время увидеть самые разные театральные проекты с участием режиссеров и артистов России и Японии. Тадаси Судзуки ставил «Короля Лира» с актерами МХАТа, а Олег Табаков с артистами Судзуки – «На дне». Михаил Барышников выходил на сцену вместе с актером театра Кабуки ТамасабуроБандоV. Мин Танакамного работал с актерами театра «Школа драматического искусства» Анатолия Васильева. Валерий Фокин, у которого особые отношения с Японией, тем более что он сам на четверть японец, поставил несколько спектаклей в разных японских труппах. Учитывая Вашу любовь к Японии, фигурирует ли она в каких-либо форматах в Ваших творческих планах? Выйдет ли японская актриса на сцену театра «Модерн»?

– До нынешней пандемии, начало которой я встретил как раз в Японии, мы вели переговоры о том, чтобы театр «Модерн» приехал на гастроли в эту страну по меньшей мере с тремя спектаклями и показал нашу этику, нашу эстетику. Мне это очень интересно, и мне бы очень этого хотелось. Но сегодня мир живет в замкнутом пандемическом коридоре, и об этом говорить очень сложно. Я мечтаю, чтобы мои любимые актеры увидели эту прекрасную страну. И как только границы станут более открытыми и появится такая возможность, я возобновляю переговоры о гастролях театра «Модерн» в Японии.

– А нет ли планов поставить в Вашем театре что-либо, так или иначе связанное с Японией?

– Есть какие-то мысли. У нас даже был посвященный Японии проект, который делал один режиссер в Маломзале. Но это был разовый проект. У меня есть задумка по очень известному произведению, и я хотел бы, чтобы одну из ролей в этой постановке в театре «Модерн» сыграла какая-нибудь прекрасная японская актриса. Это классическое произведение, и мне кажется, что именно японская актриса должна быть главной героиней, потому что у нее совсем другая линия поведения и в любовных отношениях, и в ответственности за семью, мотивированная тем, что она японка. Такая мысль у меня есть. Но опять же пандемия внесла коррективы, и все это немножко тормознулось.

– У Вас в номере телефона очень интересное сочетание цифр – много восьмерок и девяток. Японцы считают 8 счастливым числом, а 9, напротив, ассоциируется с чем-то тяжелым и подчас даже мучительным. Можно считать это символичным: муки творчества в Вашей профессии, наверно, неизбежны и столь же неминуемо, наверно, ощущение счастья, когда наконец спектакль готов, получился таким, как задумано, и был понят и принят публикой. Не исключаю, однако, что сейчас для Вас самой актуальной стала цифра стала 5, поскольку через несколько дней Вы отмечаете пятилетие пребывания на посту художественного руководителя театра «Модерн». От души поздравляю и желаю, чтобы все Ваши творческие планы были успешно осуществлены, принося удовлетворение и ощущения счастья Вам и радость нам, зрителям.

– Спасибо. Приходите к нам в театр.

Источник

Контакты Москва, Спартаковская площадь, 9/1
м. «Бауманская»
Есть платные и бесплатные парковочные места
тел: +7 (499) 261-36-89
e-mail: tz@modern-theatre.ru
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов
arrow-up