Версия для слабовидящих: Вкл Обычная версия сайта Изображения: Включить изображения Выключить изображения Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
19 февраля 2021

Юрий Грымов «поженил» Гоголя, Чехова и Островского на Лолите Милявской:

Записаться

Театр «Модерн» готовится к первой премьере 2021 года. Уже 24 и 25 февраля актеры представят спектакль «Женитьба», где роль Агафьи Тихоновны исполнит Лолита Милявская. Примечательно, что пьеса поставлена по произведениям сразу трёх классиков – Николая Гоголя, Александра Островского и Антона Чехова.

Как Милявская справилась с этим «вызовом», что осталось от оригинальной «Женитьбы» и почему кинотетары вскоре могут остаться в прошлом в эфире НСН рассказал художественный руководитель театра «Модерн» Юрий Грымов.

- В авторах пьесы сразу три классика – Гоголь, Островский, Чехов. Можно ли сказать, что спектакль будет поставлен по совершенно новому, ранее не известному зрителю произведению? Что осталось от оригинальной «Женитьбы»?

- От оригинальной «Женитьбы» и двух других произведений осталось самое главное – мысль, которая была заложена авторами. Здесь сохраняется разговор о «маленьком человеке», его страданиях, надеждах – эта тема была особо распространена у Гоголя. Все три произведения говорят о том, что люди очень хотят, но не могут любить. И под любовью зачастую подразумевают что-то совершенно далекое — выгоду, удобство, амбиции. То, что мы объединили в одном спектакле пьесы трех классических авторов, — это подарок всем любителям литературы! Мы писали пьесу совместно с Еленой Исаевой, и нам было чрезвычайно интересно находить в этих произведениях точки соприкосновения. Зрителям, уверен, будет очень любопытно наблюдать за тем, как одно произведение перетекает в другое. Кто-то скажет, что это невозможно. Но ведь нас не смущает, когда в картинной галерее на одной стене висят полотна трех, пяти авторов – это нисколько не уничижает их достоинства. Из мировой литературы мы знаем примеры, когда авторы подсматривают что-то друг у друга. Мы подумали, что сегодня, когда на сцене театров поставлены тысячи вариаций «Женитьб», будет очень интересно объединить эти пьесы.

Если говорить о театре в целом, то это живой организм, который находится в постоянном движении. Театр будет иметь долгую жизнь только в том случае, если люди будут постоянно привносить что-то новое в жизнь театра, или же давать новое дыхание классике. Театр – живая, подвижная система, и здесь можно все. Я считаю, что, когда театр превращается в музей – это несет смерть театру. Безусловно, существуют театральные музеи. Но театр-музей – это «забронзовелый», неживой организм. Театр должен постоянно развиваться.

- С точки зрения режиссёра, где граница между утверждениями «поставлено по произведению…» и «поставлено по мотивам произведения…»? Есть ли рамки того, насколько кардинально допустимо модернизировать и осовременивать сюжеты классических пьес?

- «По мотивам» – это мое личное режиссерское высказывание, мое признание в любви этим авторам. То есть, у меня есть личные мотивы выразить свою любовь на сцене. Я всегда очень бережно отношусь к авторскому тексту, в театре «Модерн» идет «чистый» спектакль по пьесе Горького «На дне», где текст только чуть сокращен, но неизменен. Этот спектакль всегда собирает аншлаги именно за счет того, что нам удалось показать, насколько текст Горького актуален сегодня, что его персонажи – это про нас. Я перенес действие пьесы в лакшери-район, а сюжет и характеры остались теми же.

Критерием того, насколько можно осовременить произведение, являетесь вы сами – ваше внутреннее понятие цензуры, такта, уважения к автору. Мы не должны забывать, что все эти произведения уже написаны, и, как говорил Островский, зрители приходят в театр смотреть спектакль по пьесе, а саму пьесу можно прочитать и дома.

- Если представить, что Гоголь, Островский и Чехов пришли бы на вашу «Женитьбу», кто из них какую бы дал оценку, как вы считаете?

- Они бы не пришли, потому что каждый бы узнал, что придет другой. Эти авторы очень разные, думаю, им было бы очень непросто найти друг с другом общий язык. А уж про меня и вовсе бы забыли!

- Почему при выборе актрисы для главной роли выбор пал на Лолиту Милявскую? Были ли другие претендентки с громкими именами?

- Других кандидатур не было, я изначально хотел, чтобы сыграла именно Лолита. Я вижу в ней большие задатки драматической актрисы, талант и желание работать. Лолита любит экспериментировать, поэтому она сразу приняла этот «вызов». И, как и любой актрисе, этот опыт для нее очень полезен.

- Тяжело ли было вам и постоянным актерам театра работать с Милявской?

- Нет, ведь труппа театра очень профессиональна! И Лолита – наш постоянный зритель, она видела все спектакли, видела работу актеров, которых уже успела полюбить. Труппа тепло приняла ее, и артисты стали опорой. Такое же отношение у нас и к новым молодым актерам, которые пополняют труппу. Отмечу, что только по-настоящему профессиональный актер может сказать о партнере хорошее, отметить его талант. А плохим артистам не нужен режиссер, партнеры, — они сами все знают.

- У вас уже был опыт работы с рок-артистами: с Найком Борзовым вы ставили спектакль «Нирвана». Чью еще историю жизни вы хотели бы воплотить на сцене и кого из музыкантов пригласили бы? Есть ли такие планы?

- Сейчас у нас идут два прекрасных спектакля-биографии: «Нирвана» о жизни и творчестве Курта Кобейна и «Ничего, что я Чехов?» об Ольге и Михаиле Чеховых, легендах театра, великих актерах. Обе постановки насыщенные, яркие, они надолго запоминаются зрителям. Но, несмотря на этот успешный опыт, пока я не думаю, что хотел бы сделать еще один спектакль-биографию.

- Стало ли театрам сложнее привлекать зрителей в связи с развитием, к примеру, Netflix и других стриминговых сервисов?

- Нет, эти платформы вне конкуренции. Что касается «театра в онлайне» — это исключено, даже опасно. Нужен профессиональный, мастерский подход к съемке спектакля, необходимо находить свой язык. Практически все спектакли, даже самые великие, сильно проигрывают в онлайн-версиях. Сила театра заключается в прямом контакте со зрителем, и для актеров, и для режиссера. Аль Пачино сказал прекрасные слова по этому поводу: «Я бы сравнил игру в театре с хождением по канату в ста футах над землей и безо всякой страховки. В кино же этот канат лежит на полу…» В кино играть не опасно, не завораживающе. Там нет магии превращения. Поэтому онлайн-театр априори существовать не может. И я уверен, что кинотеатры вскоре тоже останутся в прошлом.

Источник

Уважаемые зрители!

В нашем театре принят умеренный дресс-код: допустим нестрогий костюм, классические джинсы, полувечерние платья (стиль smart casual), after five (одежда после пяти).


Просим Вас воздержаться от одежды и обуви спортивного стиля, футболок и маек, а также исключить шорты.


Пусть вечер, проведенный в «Модерне», станет для Вас особенным! Увидимся в театре!

 
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов
arrow-up