Версия для слабовидящих: Вкл Обычная версия сайта Изображения: Включить изображения Выключить изображения Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
22 декабря 2021

Юрий Грымов: "Это грех – принимать решения за людей"

Записаться

- Юрий, после спектакля "Пётр I" публика выглядела, мягко говоря, ошеломлённой. Кто-то в сердцах сказал: "Это просто треш, секс и угар!" Как относитесь к таким отзывам?
- Это же описание одного из зрителей. Каждый находит слова из собственного опыта, образования и испорченности. Мне трудно комментировать такой отзыв, но время, в котором происходят события спектакля "Пётр I", безусловно, очень жёсткое и противоречивое, так скажем, не очень ароматное с точки зрения запахов, которые окружали людей в 1700 году. Жестокость, кровь, яркие и жёсткие отношения... Не забывайте, что Пётр повесил 300 стрельцов, чьи трупы провисели всю зиму на стенах Кремля. Впечатление, о котором вы спрашиваете, оно одно, а гений театра в том, что каждый видит своё. Значит, вот это увидел зритель.

- Какую реакцию всё-таки хотели бы получить от публики?
- Я никогда не могу прогнозировать реакцию аудитории. Ведь не для этого ставится спектакль, это невозможно. Например, в зрительном зале сидит 18-летняя девушка и в том же зале с ней 60-летняя зрительница. Две разные женщины, которые пришли на один спектакль. Рассчитывать, какие реакции и эмоции у них будут, просто невозможно.  

- Вы поставили масштабный исторический спектакль. Что в нём может найти для себя современный зритель?
- Мне показалось, что спектакль "Пётр I" сегодня актуален, потому что мы с вами в последнее время видим, как люди перебегают границу добра и зла – от Христа к Антихристу. Самое страшное, что некоторые люди так и остались на стороне зла и уже не замечают, что они работают на него.
Обратите внимание, что ничего не меняется: события 1700 года легко перекликаются с современностью. Человек познакомился с Христом, Буддой, Мухаммедом, но ничего не изменилось. Уровень морали остался тот же. Человечество приняло для себя, что жертвоприношение и каннибализм – это ужасно и грех. И всё. А эмоции и чувства остались те же. Тот же градус отношений между женщиной и мужчиной. А так, вокруг ничего не меняется. Поэтому и спектакль "Пётр I"  звучит очень современно, потому что в нём есть отражение сегодняшнего дня.

- Как вы считаете, можно ли оправдать Петра I? Кажется, что вы ему даже сочувствуете в спектакле?
- Да, я в спектакле немного ему сострадаю и пытаюсь разобраться в том, что он совершил. Можно ли вообще оправдать жестокость царей, генсеков? Давайте окунемся в историю, ведь роман Алексея Толстого "Пётр I" был написан по заказу Иосифа Сталина, чтобы оправдать все жестокости того времени. Как говорится, благая цель достигается любым способом. Это большая ответственность и грех – принимать решения за судьбы людей так глобально, а Пётр I ломал через колено Россию. К концу жизни говорил, что "люди костюмы голландские надели, а как воровали, так и воруют". Он хотел построить нового человека. То же самое хотели сделать и в СССР – и что-то там у них за 75 лет получилось. Но тоже не дошли до конца. А через что шли? Через смерть, репрессии, кровавое строительство БАМа – это всё очень жёстко. И за этим интересно наблюдать и иметь своё мнение, поэтому в спектакле я сострадаю главному герою, пытаюсь разобраться, почему так случилось, что к концу заслужил Пётр I. Почему он потерял всё? Ведь он потерял жену и сына – убил его собственноручно.

В итоге он поплатился по полной за свои деяния, но за этот период мы, россияне, изменили полностью культурный код. Да, было много хорошего и интересного, он прорубил "окно в Европу". Но люди, которых он через это окно привёл, качали деньги из страны, использовали казну и ресурсы России для собственных интересов. Скорее всего, Пётр I знал об этом. 

- "Пётр I" – первая часть трилогии об Антихристе. Расскажите поподробнее об этом проекте. Кто станет главным героем последующих спектаклей?
- Сейчас я на даче сижу и пишу пьесу для второй части трилогии, которая будет о Леонардо да Винчи. Заключительный спектакль расскажет об Иуде.
В "Петре I" я опирался на трилогию Дмитрия Мережковского, у которого немного подсмотрел Алексей Толстой, автор романа о Пётре I. Только его трилогия называется "Христос и Антихрист", а у меня "Антихрист и Христос". Почему я поставил Христа на второе место? Потому что я уверен, что движение должно идти от темноты к свету, от смрада к свету.

- Почему вы решили остаться в театре после успешной карьеры в мире кино?
- Мир может разрушиться, но театр останется. Это совершенное и всегда современное искусство. Кино можно украсть, а театр – нет, просто невозможно. В театре самое важное – это зритель. И себестоимость гораздо ниже, которую я могу столбиком посчитать. Билеты недешёвые, но люди идут. Я понимаю, что удовольствие это довольно дорогое, но театр не может стоить дёшево. Я противник этого! Например, в моём спектакле "Война и мир" задействовано 70 человек, а за кулисами ещё 25. Театр – это роскошь, которую вы можете себе позволить. Он не может стоить как билет в кино, это преступление. В "Модерне" живая музыка, роскошный буфет, свет, звук. Не нужно приходить к спектаклю – приходите пораньше, насладитесь театром. Это время, которое вы не теряете, а приобретаете.

"Самое страшное, что некоторые люди так и остались на стороне зла", - сказал режиссер Юрий Грымов.
 
Источник
Контакты Москва, Спартаковская площадь, 9/1
м. «Бауманская»
Есть платные и бесплатные парковочные места
тел: +7 (499) 261-36-89
e-mail: tz@modern-theatre.ru
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов
arrow-up