Версия для слабовидящих: Вкл Обычная версия сайта Изображения: Включить изображения Выключить изображения Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
21 октября 2021

Режиссер Грымов назвал правителя России "Антихристом"

Записаться

1941, 1917, 1812 – эти трагические даты русской истории все отлично знают. Их обратный отсчет на закрытом занавесе предваряет постановку Юрия Грымова на сцене театра "Модерн" и останавливается на начале правления последнего русского царя и первого русского императора Петра Первого. Корреспондент "Дни.ру" побывал на премьере спектакля "Петр".

"Царь высок ростом, у него прекрасные черты лица и благородная осанка; он обладает большой живостью ума, ответы у него быстры и верны. Но при всех достоинствах, которыми одарила его природа, желательно было бы, чтобы в нем было поменьше грубости. Это государь очень хороший и вместе очень дурной; в нравственном отношении он полный представитель своей страны", – писала о Петре во время его заграничных походов ганноверская курфюрстина София. И Петр (Юрий Анпилогов) в постановке Юрия Грымова полностью соответствует этому описанию.

Режиссер изображает его грубым деспотом, невротиком и тираном, который не стесняется в выражениях. "Пердишь? Ну, перди!", "Такими ножницами только в жопе ковырять!" – это фразы российского самодержца на сцене "Модерна" могут шокировать кисейную публику. Впрочем, страна Петру Алексеевичу досталась такая же грубая. И тьму, в которой она жила (да и живет по сей день, наверное), Грымов изображает буквально – практически всегда на сцене темнота. Сквозь нее пробиваются кресты кладбищ да храмы – в прямом смысле на горбах трясущихся старух.

А еще Россия – это постоянное насилие и кровь. Поэтому спектакль начинается с повешенных Петром участников стрелецкого бунта. В 1698-м, напомним, было казнено более тысячи стрельцов, около 600 были биты кнутом, клеймены и сосланы. Пятерым стрельцам Петр I отрубил головы лично. Пять месяцев смердящие трупы казненных стрельцов не убирались с места казни. В спектакле это показано очень реалистично.

У Петра в постановке Грымова нет сентиментальности. Именно поэтому большую часть времени император ходит в окровавленной нижней рубашке, чем-то напоминая убитого Иваном Грозным сына с картины Ильи Репина. И ему не жалко ни наследника (царевича играет Владислав Свиридов), ни только что рожденного внука, если речь идет о счастье России. Причем с каждой сценой Петр становится все более безумным, все более сгорбленным. При этом его монарший скипетр – этот древнейший символ власти, который употреблялся еще фараонами, – все увеличивается и увеличивается в размерах, словно намекая на необъятность власти императора. Ведь именно при нем Московское царство превратится в Российскую Империю.

А могущественный правитель вдруг начнет биться в падучей. Эпилептические припадки у царя, как известно, случались часто, и выглядели они как внезапные вспышки гнева, сопровождаемые непроизвольными конвульсиями. Но был один человек, который мог успокоить Петра Великого, – его жена, будущая императрица Екатерина I. Она клала голову мужу себе на грудь, и тот быстро успокаивался.

Успокаивался и снова брался за великие дела. И спектакль Юрий Грымова – это эдакая занимательная история по важнейшим преобразованиям петровских времен. Тут и бритье бород боярам, и введение нового летоисчисления, и привнесение в страну табака и картофеля, и война со старообрядцами, которые объявят Петра "Антихристом на троне". Этот "ветер перемен" постоянно появляется в спектакле в виде огромного прозрачного полотнища (сценография тоже Юрия Грымова).

При этом сам Петр, конечно, обижался на "Антихриста". И считал себя почти Мессией земли русской. В спектакле очень остроумно обыгрывается рукотворный памятник в виде двойника царя (Алексей Баранов), который Петр сам себе возводит, закладывая на болотах Петербург и строя в Воронеже флот.

Но все земные цари грешны и смертны. И в одной из самых сильных сцен спектакля бывшую прачку Марту Скавронскую – будущую российскую императрицу Екатерину Первую (Анастасия Морозюк) – прямо у трона лежащего без чувств Петра долго сношает ее любовник Вилли Монс (Роман Зубрилин), а самого Монса сношают черти...

Впрочем, скоро Монсу за его любовную связь отрубят голову на эшафоте и заспиртуют ее в стеклянной банке для знаменитой петровской Кунстакамеры. В премьере театра "Модерн" про это драматическое обстоятельство тоже не забудут.

Словом, тут есть, на что посмотреть и чему удивиться, даже если все эти исторические факты, которые режиссер и автор инсценировки почерпнули в книгах Алексея Толстого и Дмитрия Мережковского, хорошо известны.

Спектакль получился драйвовый и энергичный. Оказалось, что рок-музыка и даже металл отлично подходят для рассказа о темных и диких петровских временах. А еще этот спектакль, в котором занята почти вся труппа, получился невероятно красивый – сотня роскошных платьев и гротесковых париков петровской поры (художник по костюмам Ирэна Белоусова), огромный китайский дракон как символом императорской власти и безумия одновременно. Ты словно бы оказываешься в пугающем, но очень интересном аттракционе – падаешь и поднимаешься вместе с героями, совершая причудливые виражи по истории, которая у Грымова и пугает, и манит.

Автор Феликс Грозданов

Источник

Контакты Москва, Спартаковская площадь, 9/1
м. «Бауманская»
Есть платные и бесплатные парковочные места
тел: +7 (499) 261-36-89
e-mail: tz@modern-theatre.ru
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов
arrow-up