Версия для слабовидящих: Вкл Обычная версия сайта Изображения: Включить изображения Выключить изображения Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
24 марта 2021

Анна Каменкова: «Я играю гениальную женщину»

...Читая последний монолог Ольги Чеховой, я уже рыдала и думала: «Я хочу, я хочу это сделать!»...
Записаться

Этот спектакль постановщик Юрий Грымов называет «визитной карточкой» театра «Модерн». «Ничего, что я Чехов?» — так могли бы сказать о себе оба главных героя — Михаил Чехов и Ольга Чехова. Женщина-легенда, с судьбой, которую невозможно сочинить, Ольга прожила жизнь, полную загадок и тайн, жизнь на вершине признания и любви, на тонкой грани между взлетом и падением.

Ольгу Чехову в расцвете славы и красоты играет заслуженная артистка РФ Анна Каменкова, чей жизненный и творческий пути переплелись уже в раннем детстве, когда шестилетняя Аня сыграла свою первую роль в кино. С тех пор актрисе с уютной внешностью, мягкой улыбкой и завораживающим голосом довелось сыграть множество ролей на сцене и на экране.

Анна Каменкова владеет еще одной редкой и интересной профессией, она — признанный мастер дубляжа. Голосом актрисы разговаривает целое созвездие примадонн мирового кинематографа: Оливия Хасси, Джейн Биркин, Изабель Юппер, Вивьен Ли, Мерил Стрип, Джулия Робертс, Уитни Хьюстон, Шэрон Стоун, Мег Райан, Катрин Денев, Барбра Стрейзанд, Сельма Хайек и многие другие.

"Teatr to go" поговорили с Анной Каменковой об уникальной женщине Ольге Чеховой, о новых ролях на сцене «Модерна» и об искусстве дубляжа.

Название спектакля «Ничего, что я Чехов?» предполагает, что речь пойдет о Михаиле Чехове, но действие закручивается во многом вокруг его жены Ольги Чеховой. Известно, что Михаил был не особенно хорош собой, но относился к тем людям, чья актерская гениальность, внутренний свет преображают на сцене и делают артиста невероятно притягательным.  Как Вы думаете, в кого влюбилась юная Ольга — в Михаила, как в человека или в театр в его лице?

- Я думаю, в Михаила, потому что он был потрясающе талантлив. Люди в обморок падали в зале. Талант у него был врожденный. Говорят, он мог рассказать анекдот за кулисами и тут же влёт войти в трагическую сцену. Конечно, это поражало. У него была интуиция, талант, гений. Поэтому так безумно обидно, что не сложилась, в общем-то, жизнь, когда он уехал за границу. Хотя, его там ценили, и школу свою он создал, но его проявление, как выдающегося артиста закончилось здесь. Мне кажется, актерская заразительность, сейчас ее называют харизма — это и есть талант. Действительно, есть такие актеры, на которых в жизни без слез не взглянешь, а на экране или на сцене они становятся божественными. И, конечно, Ольга не могла на это чудо не среагировать. Думаю, все произошло в этой последовательности.

Это Михаил привел Ольгу на сцену? Встреча с ним стала стимулом для нее?

- Там была, конечно, еще и ее тетушка (Ольга Леонардовна Книппер-Чехова, супруга Антона Павловича Чехова). Ольга удачно попала в театральную тусовку. Кроме того, она не пришла в театр актрисой, а была вольнослушательницей у Станиславского, и ничего здесь, в России, не играла, себя, как актрису не оценивала. Это потом уже случился такой перевертыш: у Михаила в загранице не заладилось, а Ольга наоборот: не будучи артисткой, претендуя на продавщицу, вдруг стала одной из самых ярких звезд Германии и первой актрисой Третьего рейха. Правда, надо сказать, она была женщиной божественной красоты. И она это знала и умела этим пользоваться. Когда мне поступило предложение сыграть эту роль, я сначала сказала: «Да какое там, как я могу играть эту невероятную красавицу?». Я играю Ольгу во второй половине ее жизни и даже тогда, и до глубоких лет, она была ухожена и собой хороша. То, что я играю, это сегодняшний мой взгляд на нее. Я — она, но я и над ней, над ролью. И не потому, что я как-то лучше, чем она, а потому, что время уже прошло. Я говорю это с позиции времени. И меня потрясают эти невероятные метаморфозы, которые с ней происходили.

Оригинальное название пьесы было иным. Почему режиссер его сменил?

- Пьеса Екатерины Нарши называлась «Про лошадь», и в спектакле есть объяснение этому названию. Хочу сказать несколько благодарных слов нашему автору: Катя приложила немало усилий к работе над пьесой, нашла потрясающие факты и сделала фантастический материал!  Я ведь читаю многое, мне присылают сценарии, пьесы. Но такого материала я давно не помню. Притом, что я пришла к Юрию и сказала: «Я не понимаю, как это можно поставить». Он говорит: «Поэтому я и берусь». И он в этом прекрасен! Читая последний монолог Ольги, я уже рыдала и думала: «Я хочу, я хочу это сделать!».
Что же касается названия спектакля, то само по себе оно не афишное, не привлекающее внимания. Многие думают, что это будет что-то по рассказам Антона Чехова или о нем самом. Но наше название — эдакое, необычное, нестандартное, без желания заманить, но для понимающих зрителей. 

Таких удивительных судеб, как у Ольги Чеховой будто бы и не бывает, они какие-то литературные, сказочные. Штучные судьбы, когда одному человеку дается так много сразу, и он умеет этим правильно распорядиться. Однако, нам не избежать разговора на тему ее второй деятельности. Как Вы думаете, что стало побудительным мотивом для Ольги, пойти на сотрудничество с разведкой, стать шпионкой?

- Этого никто точно не знает! И мы этого никогда не узнаем. Все ее творческое окружение из театра, кино, все говорят: «Да! Шпионкой была, с разведкой сотрудничала, иначе и быть не может». Разведчики-профессионалы со своей стороны говорят, что ничего такого и близко не было, что все это было раздуто. Просто складывались такие удивительные ситуации, что не предполагать подобного было нельзя. Ведь не от Гитлера, не от гестапо, не от Берии просто так уйти было невозможно, а она общалась с ними свободно! Например, Гитлер с ней сидел на террасе, когда за Ольгой пришли из гестапо. И что им Гитлер сказал? «Пусть она живет долго и рассказывает обо мне!». И с Берией тоже неизвестно — может быть, он хотел получить какой-то аванс от нее. Я очень благодарна нашему драматургу Екатерине Нарши, которая «копала» материалы и находила достоверные, подлинные факты! Ведь даже воспоминания — это все равно некая версия самого автора. Что же было на самом деле, мы не знаем. Я склонна думать, что все это — невероятные стечения обстоятельств, в которых Ольга умно, тонко себя вела.

Все эти люди из высших эшелонов власти, с которыми Ольге довелось близко соприкоснуться, они же почти все злодеи, страшные люди! Ольга вела себя с ними так легко, непринужденно. Как Вы думаете, она их боялась? Для нее это была тоже игра?

- Она знала цену себе и своей красоте и была умной женщиной. В Германии она стала примой, принимала этот статус и соответствовала ему. Есть масса фотографий, на которых Ольга рядом с Гитлером сидит, стоит. Говорят, что он бросал все дела, когда у Ольги Чеховой была премьера, и ехал к ней в театр. Это вовсе не говорит о том, что она давала ему какие-то авансы. Мне кажется, она принимала его просто, как поклонника повыше рангом.

Судьбы Михаила Чехова и Ольги Чеховой полны параллелей и пересечений. Они не так долго были в браке, расстались, оба уехали за границу. На обоих большое влияние оказал Художественный театр в период его становления, когда он был живой, деятельный, ищущий. За границей, при всем внешнем благополучии, они не выглядели удовлетворенными, счастливыми.

- Если Михаил в России, действительно, был погружен в театральную атмосферу, играл роскошные роли, был признан, был любим, то Ольга лишь краем крыла задела эту мхатовскую жизнь. Она уже за рубежом получила все. В России она почти нищенствовала, ей дочь, маму, сестру кормить было нечем! Конечно, такие тонкие и глубокие люди, как Ольга, всегда тоскуют по детским впечатлением: от природы до запахов. Однако ей в Берлине было не до того: ей нужно было подниматься, потому что она была единственным кормильцем в семье. На ее попечении там оказались дочь с мужем, внуки, сестра с дочкой. Это же были голодные тридцатые и сороковые годы. Потом, в пятидесятые, когда она уже ничего не играла, она смогла открыть косметический салон, известный во всей Европе! Это же какая сила была в женщине, какая мощь, какой характер! И Ольга все это делала легко!

Известно, что Ольге, когда она жила в нацистской Германии, предлагали поменять фамилию на более немецкую — Книппер, к которой она имела прямое отношение (девичья фамилия Ольги Чеховой). Актриса отказалась. Как Вы думаете, почему? Из тщеславия, из понятного желания носить одну фамилию с дочерью, из уважения к Антону Павловичу или из любви к Михаилу?

- Я думаю, тут все вместе. Наверное, в первую очередь все же привязанность к Михаилу сыграла роль. К их общей дочке. С Михаилом они прожили недолго. В спектакле мы пытаемся показать все моменты, когда их сводила судьба после расставания. У нас даже есть одна придуманная встреча, которой не было на самом деле. Но Ольге так хотелось поговорить с Михаилом, что мы придумали сцену их встречи в Германии, когда там уже были американцы. Мне кажется это очень правильным, потому что для нее Михаил был человеком, с которым можно поговорить обо всем, посоветоваться. Она в нем нуждалась, а его не было в этот момент рядом! У Ольги были покровители, меценаты, другие браки. Была любовь с немецким летчиком, офицером люфтваффе Фердинандом Йепом. Не было рядом только человека близкого, каким навсегда остался для нее Михаил. Полагаю, что фамилию Чехова Ольга, конечно же, оставила еще и с точки зрения ее престижности. Актриса должна думать об этом.

Как Вы считаете, что сближает людей больше — духовное родство, как это случилось с Михаилом, или страстная любовь, какая была у Ольги с Фердинандом Йепом?

- Любовь с летчиком была такой страстной и сногсшибательной, потому что она была короткой и закончилась трагически — он погиб. Неизвестно, что было бы дальше и как бы все сложилось. И он понимал, что он смертник, и она понимала, что это ненадолго. Их связь была эмоциональная, бурная. Обычно, такие отношения бывают короткими. С Михаилом же они были и остались близкими людьми.

Предположим, что Ольга все-таки была на нелегальной работе. Говорят, что с разведкой сотрудничали и другие звезды, любимицы Гитлера — Зара Леандер, Марика Рекк. Как Вы думаете, что сподвигло их на это, ведь очевидно, что не деньги? Им не хватало острых ощущений?

- Не знаю, насчет всех названных барышень, но Ольга, мне кажется, была умницей. Как человеку, приближенному к фюреру, ей поступали конкретные предложения свести с людьми, которые хотели устроить покушение на Гитлера. Она никогда не отказывалась, говорила: «Да, да, обязательно». И — раз: куда-то исчезала, уезжала. Она старалась в это болото не входить, умела все и всех обойти. Думаю, что и Берии Ольга обещала много чего, но ничего не делала. Она была умна и элегантно из всего выкручивалась. И ни в коем случае не была какой-то революционеркой, шпионкой, наоборот, пыталась от всех этих шпионских игр отстраниться: «Я — актриса, просто актриса».

У Вас много пронзительных монологов в спектакле, когда Вы рассказываете Лаврентию Берии про свою встречу с Гитлером. Зрители сразу узнают мягкий и глубокий тембр голоса, так хорошо знакомый им по Вашей работе, как мастера озвучивания. Скажите, искусству озвучивания обучают в театральных ВУЗах?

- Нет, раньше не обучали, а сейчас уже есть какие-то курсы, и на этом деньги зарабатывают. Этому сложно научиться, такое умение либо у актера есть, либо его нет.

Дубляж  больше техника или искусство?

- Дубляж — это искусство. Актер должен прожить роль вместе с персонажем. Просто так за него слова говорить не получится. Если героиня рыдает, ты должна рыдать, смеется — вместе с ней смеяться. Актеры дубляжа — это избранный круг, но он, к сожалению, мало известен широкой публике, хотя это талантливейшие люди. Когда голос идеально ложится на зарубежного актера, это же чудо! Есть потрясающие актеры дубляжа: Рудольф Панков, Владимир Антоник, Наталья Казначеева, Любовь Германова, которые такие тонкие вещи делают!

Сейчас молодых актеров многих знаю, которые тоже работают в озвучивании прекрасно. Я потрясаюсь, например, когда такие мастера, как Дима Полонский, Вадим Андреев, Александр Клюквин пишут сложнейший закадр (закадровый перевод): у них в кадре могут восемь человек склониться над картой, говорить очень быстро, перебивая друг друга, не останавливаясь. И это все делает один актер! Это какой-то внутренний компьютер в них, Богом данный.

Вы смотрите сначала фильм целиком?

- Эти времена прошли! Раньше мы смотрели фильм. Затем были пробы, утверждение худсоветом. И только потом начиналась работа. Нам крутили кусочек, так называемое «колечко», ты его смотрел, укладывал, писал дублей восемь. Потом монтажер это резал из восьми дублей, собирал картину. Сейчас все делает компьютер, и уже неважно — попал актер, не попал, его все равно на компьютере подвинут, растянут. Это на такой скорости теперь происходит, что я не успеваю даже сообразить, что я сделала. Джульетту я писала три месяца! А сейчас главную, большую роль пишешь за один день, за пять-шесть часов.

Качество дубляжа от этого изменилось?

- Я обычно прошу потом показать мне начало, потому что только к середине ты в роль «вкатываешься», начинаешь попадать в нее. И я очень часто прошу переписать. Пока мне идут навстречу, и я переписываю. Молодые же работают вообще феноменально быстро, они соображают скорее, они мобильнее, активнее. И они работают блистательно — быстро, четко, характерно. Качество — это, когда, как зритель, ты забываешь о дубляже, и тебе кажется, что актеры и в жизни говорят по-русски.

У нас сейчас модно снимать сериалы, ставить мюзиклы об известных исторических личностях. Есть же уже и фильм, и мюзикл о Мата Хари, например, да и о многих других известных женщинах. Почему такой благодатный материал, как судьба Ольги Чеховой еще никого не заинтересовал, кроме театра «Модерн»?

- Все будет, не волнуйтесь. Это не смогут обойти, но, к сожалению, не думаю, что это будет хорошо. Поэтому, чем дольше этого нет, тем лучше.
Люди приходят к нам на спектакль и только, может быть, одна небольшая часть зала знает, кто такая вообще была Ольга Чехова. Когда зрители это видят, то тут же начинают искать о ней информацию в интернете, в книгах, есть даже несколько очень любопытных документальных фильмов. Спектакль вызывает у зрителей желание узнать и открыть, что-нибудь, кроме тик-тока. Это уже большое достижение. Такие спектакли, возможно, не так продаваемы, как мюзиклы, но они самые драгоценные, потому что дают пищу и сердцу, и уму. Кроме того, помимо интересной биографии, невероятных фактов, которые заложены в спектакле, он еще и очень эмоциональный. Зрители говорят, что он попадает в сердце, в нервы. Это так важно!

Говорят, что Ольга из своего ухода тоже сделала театр: попросила шампанского и сказала: «Жизнь прекрасна!».

- Она, действительно, в роскоши заканчивала жизнь, но творчества уже в ней было мало, поэтому хоть этим она пыталась его вернуть. Ольга же творческий человек. Не знаю, какая она была актриса, думаю, что не Сара Бернар, но дело не в этом. Она просто уникальна по жизни.

Вы играете актрису или просто женщину?

- Я играю гениальную женщину.

В Вашем творческом багаже недавно появились еще две прекрасные роли на сцене театра «Модерн». Это две бабушки: баба Катя в спектакле «Человек с глазами Моцарта» и бабушка Тойота в «Кладбище понтов». Персонажи настолько разные! Бабушка Тойота статная, элегантная, моложавая женщина. Баба Катя, на первый взгляд, такая зловредная старуха. В этих ролях есть объединяющее их начало: обе не главные героини, но именно они совершают самые главные поступки по ходу действия. Какая из этих бабушек далась Вам труднее?

- На самом деле оба спектакля такие молодые, что я еще в поиске, и там, и там. Да, баба Катя зловредная, но я ее пытаюсь вытянуть — она у всех всего нагребла, но ведь и всем помогает! Все, что накопила, отдала раненым, собачку лечит. Да она — самая душевная, самая лучшая! У меня с этой ролью не так много было репетиций. В какой-то момент Юрий мне говорит: «Что-то ты помолодела!». А я не хочу прикидываться! В военные годы женщина моих лет — это древняя старуха. И я поняла, что тут и не надо прикидываться, просто вспомнила, что ноги у меня тоже болят, побежать — уже проблема, что встать трудно и, если села, то уже и сиди (смеется). Ты это в себе находишь. Я, вроде, и не играю старуху, в смысле, не наигрываю. Просто в этой роли можно себе позволить сидеть не с прямой спиной, как у Ольги Чеховой, когда она сидела перед Гитлером.

Бабушка Тойота вообще никакая до финала. В финале я знаю, что у меня есть кусок, к которому даже и подводить не надо, когда ведут линию спектакля. Пусть он останется неожиданным. Если бы у меня этого финального монолога не было, то и вообще роли не было бы.

Мне вообще кажется, что возрастные роли, это роли мудрости. И в жизни все так — надо слушать стариков! Надо быть к ним внимательными, потому что они говорят суть. Иногда очень примитивно, плоско, но они говорят главное".

Дарья Евдочук

Источник

Уважаемые зрители!

В нашем театре принят умеренный дресс-код: допустим нестрогий костюм, классические джинсы, полувечерние платья (стиль smart casual), after five (одежда после пяти).


Просим Вас воздержаться от одежды и обуви спортивного стиля, футболок и маек, а также исключить шорты.


Пусть вечер, проведенный в «Модерне», станет для Вас особенным! Увидимся в театре!

 
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов
arrow-up