Версия для слабовидящих: Вкл Обычная версия сайта Изображения: Включить изображения Выключить изображения Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Записаться

"Толстой моей души": рецензия на спектакль "Война и мир"

С одной стороны, крайне интересно сравнивать спектакли разных театров, выбравших в качестве первоосновы одно и то же произведение. С другой — ну, это же какое-то неуважение по отношению к тому пристанищу муз, чей вариант показался менее притягательным. Но решение посмотреть с разницей в несколько дней «Войну и мир» в Театре Вахтангова и в «Модерне» я принимала сама — а значит, мне и ответ держать.

Но давненько я не испытывала подобного комфорта в столь щепетильной ситуации. Потому что, во-первых, постановки настолько различны по всём, что подходить к ним с попыткой сравнения абсолютно бесполезно. Во-вторых, оба спектакля феноменальны. Потому я буду изредка (раза четыре, думаю) упоминать вариант Вахтангова лишь там, где это будет нужно для некоей фактологии. А в-третьих, «Модерн» мне «достался» вторым в этой своеобразной очереди, и, к моей превеликой радости (я же всем сердцем люблю театр сей с его особенной душой), данное прочтение «Войны и мира» оказалось совершенно, до крошечной детальки «моим» — а потому писать сейчас мне вдвойне радостно и приятно.

Сразу важное: на программке спектакля написано: «Война и мір. Русский Пьер». Полное название постановки раскрывает два факта. Первый: Юрий Грымов (а именно он является и режиссёром, и художником-постановщиком спектакля) решил «поспорить» с Толстым, указавшим на титульном листе: «Война и миръ» (то бишь, война и отсутствие оной) — и выбрал написание «міръ» («люди», «общество» — пусть и осовремененное, без «ера»). А значит, основной фокус в «Модерне» (впрочем, как и в Вахтангова) — на той войне, которая творится как между людьми (глобально, если брать народы, или локально — если говорить о семьях или конкретных личностях), так и внутри каждого отдельно взятого человека.

А второй столп постановки — вот этот оксюморон: русский Пьер. Этими словами Грымов раскрывает поиск себя — и снова на разных уровнях. Ищет себя граф Безухов (выведенный режиссёром в качестве главного героя спектакля), балансируя между Пьером и Петром Кирилловичем. Ищут себя все остальные персонажи постановки. И, конечно же, ищет себя страна как таковая. Ну, и мы с вами, безусловно — прямо в зрительном зале.

И мне сейчас очень сложно: это критиковать хорошо и удобно, бери — да раскладывай по полочкам, что не так. А «Модерн» мне преподнёс спектакль, в котором мне просто не к чему придраться, как бы я ни старалась.

Я понимаю, что можно озадачиться Грымовской трактовкой романа Толстого — только ведь и она мне если не близка, то смотрится во всех деталях оправданной. Я понимаю, почему тот или иной момент был добавлен в спектакль или вырезан из него. Я осознаю, зачем нужны оставшиеся на сцене персонажи (а всем понятно, что перенести в постановку всё множество героев Толстого нереально; потому каждый создатель очередного прочтения «Войны и мира» решает, кто необходим именно ему).

Да что там: для меня вообще максимально прозрачна, ясна и логична данная версия «Войны и мира». И мне было при знакомстве с ней максимально хорошо. Впрочем, я отдаю себе отчёт, что Грымов — постановщик не для всех (пусть я и готова обычно аплодировать ему стоя, но даже у меня возникали к Юрию Вячеславовичу вопросы — например, после просмотра «Петра»). Скажем, мои соседки по зрительному залу в первом антракте (а их, как и в Вахтангова, было два; хотя спектакль длился не пять часов, а «всего-то» приближался к четырём) громко возмущались, сообщали в пространство, что совершенно ничего не поняли, и покинули «Модерн» с крайне расстроенными лицами.

К моей радости, подобных перебежчиков из мира искусства в сторону метро оказалось буквально несколько человек. В целом зал принимал постановку невероятно тепло, и многочисленные крики «Браво» на поклонах были действительно проявлением признательности, а не эдакой вежливостью и данью уважения к мастерам.

Спектакль невероятно красивый — в том стиле, как это умеет делать Грымов. При этом декораций нет абсолютно — действие развивается на пустой чёрной сцене (тут «Модерн» переплюнул Театр Вахтангова — там-то «хотя бы» исполинская серая стена над происходящим возвышалась). Но сцена эта на сто процентов заполнена — артистами, смыслами, подтекстами… Всем тем, за что я ценю Грымова.

Картинка кинематографична и завораживает ежемоментно. За настроение и атмосферу во многом отвечают костюмы Ирэны Белоусовой — решённые по большей части в белом цвете, они контрастируют с угольно-непроницаемой одеждой сцены, придавая происходящему дополнительную выпуклость.

Основной же инструмент, которым пользуется постановщик, — люди: артисты театра (а в спектакле занята вся труппа «Модерна» — кто в центральных ролях, кто в массовых сценах) и невероятный хор им. Свешникова. На сцену выходит за вечер до 70 человек: если Туминас сделал свою версию «Войны и мира» почти камерной (особенно в масштабах Театра Вахтангова), то выбор Грымова — глобальность.

Бесконечные вереницы людей, пересекающих сцену — сначала, на балу, счастливых и уверенных в своей жизни, а потом — потерявших всё и не знающих, что их ждёт завтра, после прихода войны… Это завораживает и лишает дара речи.

И здесь мы тоже не увидим батальных сцен: война решена через человеческие ощущения, через чувства людей, понимающих, что в любой момент они могут погибнуть. Насколько же такое прочтение пронзительно!

«Война и мир» Грымова — честная и пленяющая история абсолютно живых, настоящих, вполне современных, пусть и живущих в начале XIX века, героев. В спектакле есть центральное звено — Пьер. И через его видение происходящего, через его изменение как личности и взросление мы воспринимаем, по сути, то, что происходило в России.

Грымов противопоставляет «наше» и «чуждое», «пришлое» (православие и масонство; белоснежные наряды персонажей и попугайские, вычурные костюмы театральных артистов — вкупе с почти клоунским нарядом, который надела в сцене сватовства Марья Болконская; Наполеона и Кутузова), но делает это, пусть и весьма однозначно, но отнюдь безо всякого резонёрства.

И ещё один наиважнейший мотив спектакля: тема прощения и принятия. Тут нас Грымов направляет даже куда-то в сторону иконописных сюжетов — но не для того, чтобы заронить в наши души семена религиозности (эту ремарку я делаю специально для тех, кто мог решить, что «Модерн» взял на себя бремя миссионерства), а дабы провести наиболее мощные параллели между происходящим на сцене и тем, что мы впитали в себя с детства, взращиваясь в общей для всех нас культуре.

Я не буду раскрывать прочие тайны постановки и делиться её деталями: тем самым я испортила бы вам всё впечатление, буде вы доберётесь до «Модерна». «Война и мир» здесь — великолепный, глубокий и интереснейший аттракцион (в наилучшем смысле этого слова), киноэпопея на театральной сцене.

Три акта пролетели для меня, без преувеличения, на одном дыхании. И за такие вечера я особенно ценю театр — умный и разнообразный, заставляющий думать и чувствовать. Спасибо «Модерну» за праздник души!

Напоследок — немного о замечательных людях, творящих всё это волшебство. Конечно же, незабываемый хор им. Свешникова. Весь вечер на сцене, за сценой… и даже сверх того. Живой вокал — это всегда сказка и дополнительная грань любого спектакля. А такой, какой дарит нам «Война и мир» — в особенности.

Артисты хора полноценно работают в постановке, проживают роли, веселят в сцене похода в театр, заставляют вытирать глаза или забывать, как нужно дышать — и вызывают исключительный восторг своим профессионализмом. Такую феерию, мягко говоря, нечасто увидишь в репертуарном театре.

Именно талант вокалистов зачастую становится решающим фактором, пробивающим в самый центр сердца. Хор Свешникова — именно та изюминка, которая была необходима Грымову, чтобы расставить все необходимые точки над остальным великолепием. И это режиссёрское решение прекрасно.

Теперь поведаю вам об артистах театра. Надеюсь, вы не забыли, что в спектакле участвует вся труппа — в массовых сценах. Но кто-то говорит — массовка, а я скажу — ансамбль. По аналогии с мюзиклом — в этом жанре ансамбль играет не меньшее значение, нежели главные герои. Так же и в «Модерне»: пусть все эти люди буквально ненадолго появляются на сцене, но каждый из них бесконечно важен для спектакля как такового.

Про исполнителей главных ролей выскажусь кратко (и так текст больно длинным получился, а в «Войне и мире» нет «слабых звеньев» — все шикарные). Ольга Богомазова — чудесная, юная, живая и забавная Наташа Ростова. Она перерастает свою душевную пустоту, превращаясь в глубокую, умудрённую жизнью женщину — и ей невозможно не сочувствовать на протяжении всего спектакля.

Александр Толмачев — просто-таки канонический Андрей Болконский (ну, как я его себе представляю), которого Грымов несколько потеснил с «пьедестала основных персонажей», вручив первую скрипку Пьеру. И при этом Болконский куда более человечен, нежели в иных версиях «Войны и мира». И его правда (максимально раскрывающаяся в сцене прощения в госпитале) — наиважнейшая для постановки.

Юрий Анпилогов — мощный и величавый магистр масонов. Этот герой в спектакле Грымова — один из основополагающих (почему — узнайте самостоятельно, рекомендую). И Анпилогов, как всегда, на высоте.

Марина Дианова (Марья Болконская) — человек, который довёл меня до катарсиса. Я имею в виду сцену родов Лизы Болконской — само страшное таинство появления ребёнка на свет происходило за кулисами, а перед зрителями в этот момент находилась Дианова… Для меня этот момент стал наиболее мощным за весь спектакль.

Пётр Ступин (Платон Каратаев) — тот, кто отвечает за финальный инсайт как Пьера, так и зрителей. Просто дождитесь окончания третьего акта — и внимайте. Персонаж Ступина необходим для того, чтобы все ниточки, сплетаемые режиссёром, связались воедино. И как он, Пётр, это делает!..

Безусловно, он — Александр Колесников (Пьер Безухов). Фактурно — совершенно традиционный Пьер. И Грымов обманывает нас, в первой сцене показывая персонажа слабым и смешным. В этом герое заложена сила, которую сам Пьер должен в себе обнаружить. И эта сила постоянно прорывается, изменяя окружающее. Вот такие они, русские люди — в них сокрыты душевные сокровища, которые необходимо явить на свет. И, когда наносное сброшено, а истинное выказано, перед нами остаётся настоящий Человек.

И все остальные — Шамиль МухамедовАлексей БагдасаровАлександр ГореловМария ОрловаВладимир ЛевашёвЛюбовь НовакКонстантин КонушкинАлександра Богданова и прочие артисты. Я могла бы воспеть оду каждому (а они — заслуживают!), но напишу просто: труппа «Модерна» — шикарна. Нежно люблю всех этих артистов — чего и вам желаю. Честно-честно.

Что ещё хочу сказать: бегите в зал сразу после первого звонка. Действие начинается уже тогда, пока зрители только стягиваются на свои места. На третий акт можете идти более неспешно, а вот на второй поторопитесь.

И резюмирую: «Война и мир» в «Модерне» — из тех спектаклей, которые я считаю эталонными. Конечно же, вы можете иметь иное мнение — почему нет. А я примерно так вижу идеальный театр. Пусть сказано громко, зато правдиво.

PS. А где вы ещё посмотрите на сгоревшую Москву, если не придёте на эту постановку? Но — тссс! Никаких спойлеров! Пусть будет вам шедевральный театральный сюрприз.

Автор Ирина Мишина

Источник

Мы в соцсетях:
Поделиться:
Контакты Москва, Спартаковская площадь, 9/1
м. «Бауманская»
Есть платные и бесплатные парковочные места
тел: +7 (499) 261-36-89
e-mail: tz@modern-theatre.ru
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов
arrow-up