Вкл Обычная версия сайта Включить изображения Выключить изображения
Записаться
17 сентября 2020

Марианна Канивец

"Я до сих пор смотрю на режиссера Юрия Грымова, открыв рот!"

После окончания самоизоляции в труппу театра вошли сразу четыре талантливых артиста! Одна из них - актриса Марианна Канивец - исполняет ведущую роль в премьерном спектакле театра "Человек с глазами Моцарта" (роль Леси). 17 сентября "Модерн" выпускает эту долгожданную премьеру - историю о пронзительной любви на фоне войны, отчаянном ожидании и бесконечной вере.

Марианна Канивец рассказала о своем отношении к постановке "Человек с глазами Моцарта", работе с актерами театра и Юрием Грымовым, а также поделилась интересными подробностями касательно своей необычной роли в грядущей премьере - оригинальном спектакле "Кладбище понтов".

Премьера спектакля «Человек с глазами Моцарта» готовилась к 9 мая. Сегодня мы выпускаем эту постановку после долгой вынужденной паузы. Поменялось ли за это время Ваше отношение к роли (Леси)?

- Скажу точно, что сегодня мне еще больше хочется играть, выйти на сцену! За время прошлых репетиция я словно «не наелась» этой ролью, ведь в ней очень много возможностей для открытия себя как артиста. Роль Леси дает мне ощущение того, что мир нельзя воспринимать только как «черное» и «белое», всегда есть нюансы и скрытые мотивы. Для меня постановка «Человек с глазами Моцарта» уникальна – я такого ни  разу не видела, ни в одном театре!

Еще только читая пьесу Марины Сулчани, я искренне восхитилась этим текстом. Конечно, тогда я не предполагала, что буду играть роль Леси. Я вообще предпочитаю заранее не очаровываться каким-либо персонажем. Нужно в себе это воспитывать, так как порой наши мечты сильно обгоняют реальность. Я считаю, что в этой пьесе каждый персонаж гениален! И также играют все наши артисты, восхищают режиссерские решения. Признаюсь – я до сих пор смотрю на режиссера Юрия Вячеславовича Грымова, открыв рот. Мне кажется, он очень «большой» внутренне человек, в котором сидит множество гениальных мыслей! Он часто словно читает мои собственные ощущения, на каком-то ментальном уровне. Я нахожу в нем гения. Таких режиссеров очень мало, тех, кто всегда будет за правду.

Как, на Ваш взгляд, в этом трогательном и пронзительном спектакле передается война? Что поражает лично Вас?

- В спектакле «Человек с глазами Моцарта» есть совершенно бытовые сцены, и я знаю, что некоторые режиссеры запрещают проявлять естественные физиологические моменты на сцене – вытирать нос, рот. Но я  считаю, что именно они придают достоверность действию. В нашей постановке они выглядят естественно, и от этого местами становится жутко.

Для себя я выделила в пьесе определенные факты войны, о которых мало говорят – о том, что выкупали людей, пленных. И мы об этом рассказываем. Анна Семеновна Каменкова, исполнительница роли бабы Кати, произносит такие слова: «Я могу скупить за свое золото всех твоих солдат. Ты берешь по весу или по человеку?» Для меня именно эти слова определяют «теневые стороны» войны, которые порой оказываются самыми трагичными. Это факт – людей раскупали как куриц на базаре – и он все ставит на свои места.

Спокойно смотреть на эту историю, зная, что кого-то выкупили, а кого-то оставили – невозможно. Этот момент оставляет в душе неизгладимый след. Также я считаю очень показательной сцену сожжения евреев. Это та тонкая линия, которая объединяет несколько судеб: та же Марька со скрипкой – ведь скрипка достается ей от учительницы по музыке Элеоноры Иосифовны, которую сжигают.

Считаете ли Вы, что искусство, и в частности музыка, способны победить зло?

- Конечно. Мне недавно рассказали любопытный факт: те, кто учится в «музыкалке» или закончили ее, подсознательно уже не могут убить человека. У каждого из нас есть свое искусство – писать, рисовать, даже мастерить болтики. И оно дает силу добра.

Я считаю, что в музыке человек абсолютно по-другому мыслит. Начинает появляться несусветная жалость ко всему и ко всем. У тех, у кого есть талант к творчеству, совершенно другое мировоззрение. Даже Марька - единственная увидела красоту во «враге» - немце Курте Майере.

Какая у Вас любимая сцена в спектакле?

- Сцена «патефон». Там, где идет очень тонкое и чувственное признание в любви. Юрий Вячеславович поставил ее просто гениально -  не в лоб, например, словами «ты мне нравишься», а очень завуалировано. У Нади есть своя цель – а тут ей признаются в любви! А рядом сидит ее сестра, которая слышит это… А сама влюблена в того самого человека. Вы увидите очень тонкий любовный треугольник! Я бы и сама хотела побывать в такой ситуации. Желательно – от лица Нади! (смеется)

Было ли в Вашей жизни подобное ожидание, которое испытывает главная героиня Надя?

-Да, было очень похожее, я ее понимаю. Оно было связано с искусством, с театром. Я поступала очень долго – четыре года. И это томительное ожидание весь год – сбудется твоя мечта или нет – погружает тебя в нереальное состояние. И ты берешь себя в руки, ждешь. Это такой момент, когда ты и правда готов все продать, что у тебя есть, лишь бы ожидание закончилось.

И все же, как часто мы не замечаем и не ценим то, что у нас есть! Я закончила Российскую государственную специализированную академию искусств, и очень счастлива. Нас выращивали, как цветочки, в помещениях, где было много света и тепла. Первый курс я этого не замечала. А на втором, третьем, увидела, что все в этом месте – для нас, учащихся. В этом и есть суть образования.


Марианна Канивец во время учебы в РГСАИ

 Какой самый важный совет Вам дали в Академии?

- Расскажу: представим, что наша мечта находится прям тут, в помещении. Но вылетает в окно, как только мы заходим. Надо не сдаваться и идти за ней до конца, стучаться во все двери. Пока вы с ней не останетесь наедине.


Марианна Канивец во время учебы в РГСАИ

«Человек с глазами Моцарта» - это история о том, как оставаться человеком. Добро в нас побеждает?

- Я считаю, что есть злые люди на земле. Это зависит от внутреннего воспитания, ценностей, от характера. В моей героине Лесе и во всех, кроме одного человека, присутствует внутренняя доброта. Все остальное- обстоятельства. У каждого из нас бывали моменты, когда мы выбираем. А уж тем более, когда ты хочешь есть… К сожалению, наша физиология нас заземляет, сколько бы мы не тянулись к морали. Наше тело будет опускать нас в реальность. Но, если бы все было благополучно, о чем тогда писать?

Да, у меня бывали ситуации, когда ради своей выгоды, я, к сожалению, переходила чужое пространство. Это очень распространено в творческой среде. Особенно в оперном театре. Говорят же, что не бывает много прим. В театре драматическом все понимают, что работают в коллективе, где достаются разные роли – в одной постановке ты приносишь чай, в другой – играешь главного персонажа. Это нормально, без этого баланса не будет человеческой свободы. Такие моменты нужны, чтобы артист «не зазвездился». Я думаю, театр в этом плане более воспитан, нежели опера – искусство больше индивидуальное.

У Вас недавно прошла первая примерка костюмов к еще одной премьере театра – спектаклю «Кладбище понтов» (21 октября). Вы исполняете роль автомобиля Ламборджини. Похож Ваш костюм на красавицу-машину?

- Этот костюм очень похож на Ламборджини – все так стильно, качественно! В таком костюме можно пройти на показе мод! Там строчки, полоски, красные сапоги! Когда я читала в первый раз пьесу Рины Ю «Кладбище понтов», именно так в своей голове и представляла Ламборджини – как модель, машину, на которой на дачу копать картошку ты не поедешь. Ее девиз - «стильно, модно, молодежно».

Но, несмотря на внешний лоск, Ваша роль достаточно драматична…

Мне кажется, эта история про одиночество красоты. Сколько есть сегодня красивых, ухоженных девушек, которые стильно одеваются, внутри у них есть порода. И таким девушкам, и таким  машинам, очень тяжело живется. К ним страшно подойти. Моя роль - про внутреннюю тоску, красивое одиночество… Я испытывала что-то похожее – задавалась вопросом, почему у кого-то есть, а у меня нет. Зависть не чужда никому. Но, почему-то, часто своих собственных достоинств мы не замечаем. Когда мы смотрим на "звезд" – завидуем, не замечая наших «изюминок».

Вы до этого спектакля когда-нибудь думали, что машины имеют душу?

- После репетиций этого спектакля я еду в автобусе или такси – вижу эти бедные или же счастливые машины на дороге! Помню, эвакуатор увозил одну машину, так она правда кричала! Я понимаю, что она мысленно звала своего хозяина.

Спектакль не столько про машины, он про те вещи, которые помогают нам удобно существовать. Все наши гаджеты приносят нам только пользу. У них есть  душа,  вы же замечали, когда мы ругаемся на компьютер – он начинает работать! (смеется)

Наша история «Кладбище понтов» абсолютно живая, она про одиночество всех людей. «Кадбище понтов» – олицетворение кладбища наших мыслей или дорогих вещей.

На Ваш взгляд, какого характера сегодняшние понты?

- Я бы сказала так: это понты на тему того, кто как «окультурился» за время карантина.  «Я посмотрел столько-то фильмов, почитал столько-то книжек». Многие пишут: «Я похудела на 2 кг, спасибо пандемии». Это даже не понты, а то, чем люди хотят похвастаться. Сегодня модно быть правильным человеком. Даже – каким-то неземным существом. А ведь, оттого, что ты бросил курить, мир не изменится, это нужно только тебе.

- Откуда у людей время на все это?

- И я задаюсь этим вопросом! Делать нечего им. И ведь многие зарабатывают на этом. Я замечаю в соцсетях 15-16-ти летних ребят, которые только закончили школу, и они уже думают, что через «понты» смогут самореализоваться.

Для Вас у автомобиля – мужское или женское лицо?

- Все зависит от марки. Бывает, смотришь на авто и понимаешь – это девочка. И еще, зависит от того, кто за рулем. Если там сидит брутальный мужчина – это точно «он». И я также думаю, что машины имеют свой возраст – новичок, подросток, еще не выросла… Очень многое зависит от владельца, от его отношения к своему «коню». Об этом мы и говорим в постановке.

Вы теперь официально в труппе театра. Как ощущения? Что-то изменилось внутри?

- Мне теперь дали «звездочку»! Теперь - это служба. Ты прошел посвящение. У меня теперь есть «звездочка» у сердца. Я ощущаю себя как в полиции, в пожарной команде. А ведь не всем их вешают! Мне всегда хотелось испытать это чувство. Я считаю, что нужно все свои силы, мечты направить в театр. Если ты решил себя посвятить этому делу, нужно отдавать все, что у тебя есть. «Занимайтесь делом», - говорили мне в Академии.

Говоря о спектаклях театра, в каждой постановке «Модерна» есть своя атмосфера. Именно она дает мне, как зрителю, силы. Я вышла из зала после спектакля «О дивный новый мир» и ощутила, что мне так хочется что-то сделать – творить, смотреть, читать!

На многие сцены спектакля «Война и мир. Русский Пьер» я не могла смотреть без слез – роды, расстрел… Я счастлива, что мы родились в то время, когда нас не коснулась война. Я не читала полностью роман Толстого, но когда я посмотрела спектакль – мне захотелось скорее это исправить.

Юрий Вячеславович Грымов как режиссер воздействует на зрителя не только визуально, но и запахом, звуком – я замечаю очень тонкие находки, например, звук капелек на сцене с масонами. И мне так нравится, что мы все вместе в зале слышим эти гениальные звуковые решения!

Меня также поразил спектакль «Юлий Цезарь» - эти красные костюмы, крики толпы… Ты очень глубоко погружаешься в действие и эпоху, описанную Шекспиром. Я никогда не могла и подумать, что ее можно показать так «вкусно».

Я была во многих театрах, но таких спектаклей, как здесь, не видела нигде. Они настоящие.  

Беседовала Александра Тархова

Уважаемые зрители!

В нашем театре принят умеренный дресс-код: допустим нестрогий костюм, классические джинсы, полувечерние платья (стиль smart casual), after five (одежда после пяти).


Просим Вас воздержаться от одежды и обуви спортивного стиля, футболок и маек, а также исключить шорты.


Пусть вечер, проведенный в «Модерне», станет для Вас особенным! Увидимся в театре!

 
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов
arrow-up