03 апреля 2017
Как достичь успеха в современном театре?
Секреты Юрия Грымова.
Записаться
  1. Должно быть высказывание

Я считаю, что театр должен быть высказыванием, и концепция театра «МОДЕРН» заключается именно в этом. Начал я её реализовывать чуть-чуть раньше, поставив 4 года назад спектакль «Цветы для Элджернона» в РАМТе, который до сих пор идёт с большим успехом. Сейчас я уже более системно подхожу к этой задаче. Премьера моего нового спектакля «О дивный новый мир» по мировому бестселлеру Олдоса Хаксли состоится уже 23 и 24 мая 2017 года в театре «МОДЕРН».

  1. Не врать

Я имею в виду не Станиславского: верю — не верю, а глобально, потому что сегодняшний театр процентов на восемьдесят — это театр, существующий на деньги налогоплательщиков. Если в нём происходят какие-то махинации, ложь или воровство, — это крушение театра. Прежде всего, нравственное крушение.

  1. Открытость

Клановость, своячество, иногда коррупция — убили российский кинематограф. В театре это тоже частично процветает. Я считаю, что в театре должно быть всё открыто. Каждый должен быть услышан. Мы специально запустили проект «Приходите сегодня». К нам уже приходят заявки от режиссёров, драматургов, художников и т. д. К нам на кастинг пришло более тысячи анкет профессиональных актёров и студентов выпускных курсов театральных вузов — представителей России, Украины, Казахстана, Белоруссии и Узбекистана. Главное впечатление от первых дней просмотра (а мы отсмотрим до лета всех!) — из двухсот человек, что мы уже отсмотрели, десять-пятнадцать процентов — это очень интересные и яркие люди. Это не какие-то друзья-друзей, или мегапопулярные медиаперсоны. Нет. Это интересные молодые люди и люди среднего возраста. Я рад тому, что к нам приходят известные актёры, потому что хотят здесь работать.

Большие деньги и слава в мире театрального искусства — это миф или реальность?

В моём понимании большие деньги, это когда у вас есть ресурс, или когда люди в 90-х годах удачно провели аукционы, получив за это гигантские деньги. Это не деньги во времени — от родителей, бабушек или дедушек, а огромные деньги. Люди превратились в миллиардеров, и мы знаем таких людей, которые, получив такую финансовую возможность, потом ничего так и не создали. В театре таких денег нет, но я уверен, что на театре можно зарабатывать. Я в этом убеждён. Если у вас есть успех (и тому подтверждение театр Вахтангова, Большой театр и другие), т. е. когда у вас есть стабильно идущие зрители, и вы вызываете их интерес — у вас есть деньги. Я считаю, что государство делает всё возможное, чтобы театры сохранились. Благодаря энтузиастам и государственной политике, театральное искусство и существует. Нигде в мире нет такого расцвета театров, как сегодня в России. Сегодня даже маленький скандал в каком-нибудь региональном театре превращается в федеральную новость. Это говорит о гигантском интересе к театру, и людям театра. Мы потеряли кино. Оно не интересно, скучно, оно для тех, кто любит поесть, а не посмотреть и, тем более, подумать.

Успех русского кино измеряется сегодня в том, чья картина сегодня больше похожа на американский фильм. Это маразм. Уникальность ситуации в том, что американцы со своими мюзиклами никак не повлияли на наш театр. Мюзиклы идут отдельно, собирают стадионы зрителей и не мешают сохранению традиций русского театра и их преумножению.

В нашем театре сохранился свой зритель. Мы не американизировались, как случилось с кино.

Экономически театр может быть выгодным, но это большой труд. Театр — это люди, идеи… Только тогда это успех и деньги.

Кем выгоднее всего работать в театре?

Выгоднее всего работать в театре честно, искренне, субъективно. У театра должно быть своё лицо. Это становится выгодно только тогда, когда из большого количества зрителей вы находите своих, и они к вам ходят.

Перспективы развития театров в России. Ваше видение.

Я думаю, что та реформа, которая сегодня сделана Департаментом культуры города Москвы, — она, действительно, правильная. Я рад, что практически все художественные руководители театров это подтвердили. Она прозрачная, она понятная в отношении финансирования. Уже сейчас она работает и продолжает тестироваться. Если вдруг что-то будет не то, её, безусловно, будут подправлять.

Я убеждён, что театры, которые, как маленькие королевства, где уже нет жизни, нет экономики, нет идеи, нет успеха и денег, до сих пор финансируются государством, — они будут закрываться. Конечно, эти люди будут кричать, что вы убиваете театральное искусство, театров должно быть много, театры должны быть и маленькие, и большие… Да, театры должны быть и маленькие, и большие, но в театрах должен быть зритель. Если в театре нет зрителей, значит этот театр что-то делает не то. Надо менять концепцию, менять идеологию, репертуар, людей. Я вижу, что эти маленькие театры, которых сейчас много, такие домашние театрики, финансируемые государством, скоро отойдут.

Театр будет развиваться стремительно и бурно, потому что сейчас появилось новое поколение очень интересных и ярких молодых актёров. Есть драматурги, которые уже переболели болезнью новой драматургии — послать всех на три буквы, рассказать какой-нибудь кошмар, проблеваться на сцене… Это уже всё прошло, это была пена. Сейчас есть интересные драматурги, которые пишут, которые переживают за то, что происходит в стране.

Я уверен, что должно случиться какое-то взаимное осеменение, оплодотворение между театром и современным искусством. Они очень близки друг другу. Театр нужен современному искусству, а современное искусство нужно театру.

И, конечно, те тяжелые традиции театра, когда у тебя труппа состоит из «крепостных», и ты их никуда не отпускаешь — ни сниматься в кино, ни в другие театры, — это уже пережитки прошлого и вчерашний день. Актёры должны работать везде, актёр должен находиться в тренинге. Если он не задействован в театре, он должен работать в других театрах, переходить на контракты и т. д. Должна быть постоянная динамика.

На хороший спектакль в театр сейчас в Москве крайне сложно попасть. Хоть и билеты не дешёвые, но люди всё равно идут, потому что чувствуют, что в театре есть жизнь. Поэтому в театре сохранился зритель, который хочет прийти и что-то приобрести. Приобрести знания о себе, а не просто пожевать попкорн, посмотреть разные картинки про инопланетян, уйти и через две недели забыть обо всём увиденном.

Театральные постановки, вы сами знаете, идут по пять, по десять лет, тысячные залы набиты битком, и это тоже о чём-то говорит. Я считаю, что театр в России — это самое востребованное на сегодня искусство, потому что оно сохранило своё лицо.

«Pride».

Источник:

http://pridemagazine.ru/

Внимание!
Дресс-код!
В нашем театре на вечерние спектакли принят дресс-код «cocktail» и близкие к нему «formal», «after five». Для мужчин – это костюм или пиджак, возможен вариант без галстука, для женщин – платье или нарядный костюм с брюками или юбкой. В одежде спортивного стиля вас не пропустят в театр! :( Надеемся на ваше понимание.