Записаться
22 июня 2017
Юрий Грымов: «Кино – исчезающий вид искусства. Театр – это будущее»
Интервью художественного руководителя театра «МОДЕРН» журналу Tricolor TV Magazine

К 51 году Юрия Грымова смело можно величать генератором энергии и идей. Судите сами: кинорежиссер, академик АКАР, преподаватель, телеведущий, продюсер, режиссер спектаклей, создатель собственной Школы кино и телевидения, собственной студии, основатель телеканалов, фотохудожник, общественный деятель. Обладатель более 70 наград за рекламные ролики, а также «НИКИ».

На вашем сайте очень интересно разделена информация: «Сегодня, вчера, завтра». Давайте начнем с завтра. Ждем выхода вашего фильма по мотивам романа «Анна Каренина». История Толстого цепляет каждого по-своему. Что поразило вас?

— Вы правильно сказали, что каждого цепляет. Цепляет то, что это про людей. Новый киноязык, который я сейчас применяю, как раз говорит о том, что мы одинаковые. Съемки были на Филиппинах, в Китае, Индии, Санкт-Петербурге, Москве, Италии. Люди везде одинаковы. Женщины также любят, также страдают, также переживают. Поэтому это произведение вечное – потому что оно про людей. Там нет ничего, что непонятно человеку после 25 лет. Я читал в детстве, лет в 15 или 14, мне это было совершенно неинтересно, потому что я не понимал.

А когда ты начинаешь переживать подобные вещи, задумываться, то тебе становится понятно, что Толстой с тобой разговаривает на твоем языке – на понятном для тебя языке.

— Я даже не говорю про художественный язык произведения, хотя сам Толстой говорил, что это одно из самых неудачных его произведений, но дело не в этом. Фильм называется «Интимный дневник Анны Карениной». Не стоит забывать, что «интимный» – это не «сексуальный». Интимный – это личный. Сейчас тоже женщины ведут дневники, но они не личные, а публичные. Я имею в виду социальные сети. Поэтому реально ничего не изменилось в том, что испытывала бы любая женщина после 25 лет, я думаю. Ну а старше-то, естественно.

У вас есть пул любимых актеров. Хотелось бы узнать, за что вы их любите.

— Такого прям пула любимых актеров у меня нет. Есть актеры, к которым очень хочется возвращаться – это практически 90% тех, которых я снимал. Я очень долго и сложно выбираю актеров – это очень трудный и болезненный процесс. Если ты ошибся со сценарием, ты, наверное, его можешь поправить, а если ты ошибся с актером, уже поправить ничего нельзя. Я горжусь теми артистами, которые у меня снимались, из них большинство уже великих актеров, признанных.

У меня было несколько дебютов – Евгений Цыганов, Екатерина Волкова, Максим Керин в театре РАМТ. Я люблю сочетание звезд – мега-мега артистов, которые мне самому очень интересны, и новых, свежих – это идеальный для меня проект. Но артисты должны быть мои. Я должен их любить. Если этого не происходит, теряется смысл работать.

Вы же просматриваете сериалы?

— Нет. Во-первых, мне не хватает на это терпения, во-вторых, тот уровень производства, который я вижу, мне не нравится. Я поэтому и высказался, когда сделал свой сериал «Казус Кукоцкого». Я рад, что получил «Нику» еще одну за вклад в телевизионный кинематограф. Та же «Ликвидация» – хорошее кино, но их же очень мало – 3-4 сериала за 5 – 10 лет, а так все это такое дешевое в прямом и в переносном смысле слова кино.

Сегодня вы художественный руководитель студии Грымова.

— Это студия. Мы снимаем кино, ставим спектакли, занимаемся дизайном. Я выпустил свое вино в Испании, десять красных вин, кагор, prosecco – это шипучее игристое вино.

У вас есть еще один статус – член Общественной палаты. Вас можно назвать государственным деятелем?

— Это общественная нагрузка. Я стал членом Общественной палаты Московской области по культуре. Мне это интересно. Я вижу, какое количество глупости существует в нашей удивительной стране, и хочется по мере сил и возможностей исправить ситуацию.

Сегодня вы – и худрук театра «МОДЕРН». Грядет премьера вашей первой постановки…

— Да, я выбрал для постановки роман-бестселлер Олдоса Хакси «О дивный новый мир». Это единственная в России и одна из первых театральных постановок произведения во всем мире. В романе Хаксли описывает будущее человечества – победу общества потребления, в котором царят всеобщие благоденствие, благосостояние и удовольствие, но где люди утеряли главное – собственную свободу.

Роман многократно переиздавался и дважды экранизировался телевидением (в 1980 и в 1998 годах). В разное время свое желание поработать над романом изъявляли Леонардо Ди Каприо, Ридли Скотт и Стивен Спилберг. Сейчас Грант Моррисони Брайан Тейлор трудятся над созданием мини-сериала.

На сцене театра «МОДЕРН» перед зрителем разворачивается история о непростом человеческом выборе: выжить, но сделаться неживым при жизни. Или умереть, но... умереть живым!

— До этого я поставил четыре спектакля: «Дали», «Нирвана», детский спектакль «Затерянный мир» по Артуру Конан Дойлу. Уже четыре года с аншлагами в РАМТе идет мой спектакль «Цветы для Элджернона».

Юрий, как вы не боитесь начинать новое? У вас вся жизнь профессиональная построена таким образом, что вы все время начинаете новые проекты, которые совершенно не связаны друг с другом.

— Они все-таки связаны – в основном с режиссурой. Их объединяет творчество, но, тем не менее, это совершенно другой функционал, профессиональные навыки и так далее.

Почему вам не страшно – интерес и уверенность в себе перевешивает страх?

— Нет, уверенность в себе – вещь очень относительная. Я также переживаю, также боюсь перед чем-то. Но интерес, конечно, интерес, желание сделать что-то новое, интересное и для себя, и для зрителей. У меня большой опыт того, что я делал. Я издавал несколько журналов своих, занимался шоу-бизнесом: клипами, рекламой, общественной деятельностью – Федерацией интернет-образования. Я запустил два телеканала психологической разгрузки, которые позволяют выходить из состояния стресса – Noise и Slow, «Шум» и «Медленный».

По-моему, первый ваш международный приз был за «Муму». Какие воспоминания?

— «Муму» был моим первым полнометражным фильмом. Приняли его неоднозначно: меня ругали, критиковали, оскорбляли в прессе. Первым похвалил Григорий Горин. Это было на «Кинотавре», где я получил награду. Вечером сидел я в кафе. Он подошел ко мне и говорит: «Здравствуйте, Юрий. Я хочу поздравить себя и вас с тем, что появился режиссер». Поэтому мне было очень приятно. Мы с Гориным потом даже уже обсуждали совместную работу, но, к сожалению, он умер.

Кстати, он первым мне сказал одну фразу: «Юр, ты думаешь, что тебе театр не нужен. Но мне кажется, что ты нужен театру».

Вы мечтали стать режиссером?

— Нет, конечно. Я не знал, что это такое. Это случайно.

Киноманом были в детстве?

— Я средне интересовался кино – смотрел Параджанова, Абуладзе, Тарковского, на фильм «Танцор диско» индийский ходил раза три точно. Думаю, как любой, тогда советский, парень. Недавно поймал себя на этой мысли. Помню четкие ощущения: я смотрел русское кино, индийское, французское, немецкое кино. У меня не было никогда чувства ущербности, что я смотрю русское кино, как сегодня оно появилось. Вообще профессии «режиссер», скажу честно, я уверен, нельзя научить. Как можно учиться шесть лет, скажите мне? Это невозможно долго. Вы сидите за партой, что-то там рисуете. Кинообразование должно умещаться максимум в два года, и – сразу на площадку.

Вы разделяете позицию Квентина Тарантино, который говорил: «Я не ходил в киношколу – я ходил в кино»?

— Да. Я бы добавил сюда еще ходить в кино и устроиться, не знаю, чай носить, подметать на съемочную площадку. А Тарантино один из моих любимых режиссеров. «Джанго» его – прекрасное кино, «Омерзительная восьмерка» – кажется, что он остался в прошлом. Это ошибка. Но это не значит, что я потерял к нему интерес – он снимет новое, и я опять посмотрю.

Чем вдохновляетесь?

— Общение с людьми, путешествия. Я стараюсь много ездить. Я где-то прочитал фразу, по-моему, Бунин сказал, не помню: «Три составляющих счастья: делать то, что я хочу, общаться с кем хочу и путешествовать». У меня все это есть.

А спорт?

— Нет. Я утром бегаю без фанатизма. У меня нет такого интереса – поднимать железки, здоровый образ жизни. Я к этому отношусь очень странно, люблю выпить алкоголь, поесть.

Кино – это?

— Исчезающий вид искусства. Театр – это будущее.

 

Лора Чугуевская, Tricolor TV Magazine

Источник: http://tricolortvmag.ru/article/stars/intervyu-s-rezhisserom-yuriem-grymovym/ 

Внимание!
Дресс-код!
В нашем театре на вечерние спектакли принят дресс-код «cocktail» и близкие к нему «formal», «after five». Для мужчин – это костюм или пиджак, возможен вариант без галстука, для женщин – платье или нарядный костюм с брюками или юбкой. В одежде спортивного стиля вас не пропустят в театр! :( Надеемся на ваше понимание.