Записаться

"Этот спектакль - из тех, что обеспечивают разминку для мозга": рецензия на постановку "Женитьба"

"Женитьба" Грымова: а чой-то вы не во фраках?

В основу спектакля легли три пьесы: «Женитьба» Гоголя, «Предложение» Чехова и «Женитьба Бальзаминова» Островского. Но «Модерн» решил не просто «губы Никанора Ивановича приставить к носу Ивана Кузьмича», но и переосмыслил литературные первоисточники, оставив буквально по паре-тройке сцен из каждого. Тех сцен, которые и нужны для передачи замысла создателей спектакля «Женитьба».

В итоге получилось нечто абсолютно новое, цельное, свежее — настолько, что зритель, который по какой-то причине не удосужился ознакомиться с пьесами-оригиналами, даже не осознает, где одна переходит в другую. Сложилась новая история — про некую Агафью Тихоновну Купердягину (изначально, если судить по имени, это героиня Гоголя, вышедшая за рамки “своей” пьесы на страницы Островского и Чехова), к которой с лёгкой руки свахи Акулины Гавриловны Красавиной (эта, наоборот, из Островского «пришла» — но выполняет и обязанности своей «гоголевской коллеги») является целое «созвездие» женихов из всех трёх пьес. И поди тут выбери — один краше другого…

По словам самого Грымова, он стремился сфокусировать внимание зрителей не на мужских персонажах (что обычно и происходит, если вспоминать различные постановки гоголевской «Женитьбы»), а на Агафье Тихоновне — её чувствах, мыслях, стремлении к счастью. И потому мы смотрим на всё происходящее как бы глазами главной героини, оцениваем реальность спектакля сквозь призму её восприятия.

Весьма лаконичная и недлинная постановка (первое действие в принципе удивляет небольшим таймингом и аналогичной наполненностью, тогда как второе смотрится более объёмным и нагруженным смыслами… на первый взгляд) фраппирует формой, выбранной режиссёром: мы находимся… на помойке (и неважно, реальной или являющейся таковой лишь для разочаровавшейся в жизни Агафьи Тихоновны).

И элементы декораций (странные, непонятные трубы), и скарб Купердягиной (объёмистые кучи разнообразного хлама, занимающие всю авансцену), и костюмы персонажей (несовместимые сочетания стилей и элементов, пятна грязи, лоскуты и заплаты — как будто бы все эти одеяния вытащили из ближайшего мусорного бака), и летающие над сценой пакеты, и гигантские серп и молот, царящие в сценическом пространстве (вот вам и «свалка истории» — вкупе со стремлением жить вчерашним днём) — всё это рождает мир спектакля. Тот мир, в котором помойка в головах является основополагающей движущей силой.

И как бы ни стремилась Агафья Тихоновна вырваться из этого тлена, всё равно ей приходится существовать на вершине мусорной кучи. И вожделенная любовь… хотя какая любовь при таких-то женишках? Просто — замужество, без чувств и понимания. Так вот, и это замужество закопает её глубоко-глубоко в помойную яму.

Но всё равно — как же не хочется героине быть одной… Хоть плохонький — да свой… А свой ли?

Первый акт, несмотря на скромный тайминг, кажется затянутым и бесконечно медленным. Что интересно, при этом совершенно не хочется ускорить или сократить происходящее — Грымов мастерски погружает зрителей в атмосферу никчёмности и пустоты.

Пришедшие к потенциальной невесте женишки произносят текст Гоголя — но, по сути, просто перемалывают языками воздух. Их речи бессмысленны — потому что за душой у всех этих людей нет ну абсолютно ничего. Их цель — богатенькая жёнушка, которая, ей-ей, оценит, какое сокровище ей привалило.

А каждый же — оторви и выбрось. Вот смотришь на это созвездие «красавчиков» — и убежать куда-нибудь подальше хочется. Здесь внешнее отражает глубинную суть. И она страшна.

Сама же Агафья Тихоновна бесконечно устала от происходящего. Видать, не впервые усердная сваха приводит к ней в дом эдакое счастье. Купердягина держит лицо и учтиво беседует с женишками — ну, потому что так надо и принято. Но, в принципе, понятно: на помойке клад найти проблематично.

И только потом становится ясно, зачем нужно такое несуразное первое действие — а чтобы «скинуть» нас в ту же зловонную яму, где приходится обитать главной героине. Замечу: режиссёрские приёмы крайне интересны, и делают зрелище «вкусным» и почти-захватывающим. Потому, при всём содержательном вакууме, начальный акт необходим и важен (я это сейчас объясняю тем, кто придёт, такой, в «Модерн», ничего не разберёт и намылится сбежать в антракте — вот не стоит так поступать).

Зато второй акт — ну, это совсем иной коленкор. Здесь Агафья Тихоновна имеет возможность показать своё истинное «я». Сначала — когда отстаивает собственные интересы (ох уж этот Ломов, претендующий на Воловьи Лужки). А потом — когда находит свою, казалось бы… ну, не любовь, ладно… свою симпатию в лице Миши Бальзаминова.

Да, он тоже — тот ещё кровосос. Но он молод, мил, умело вешает лапшу на уши… Как не попасться в эдакую ловушку?..

А финал — снова гоголевский, из «Женитьбы». Вера (внушённая теми, в чьих это было интересах) в то, что существует единственный достойный кандидат (и портрет, возникающий на стене, отсылает нас к современным реалиям). Белая фата, договорённость о свадьбе…

И дальше спойлерить не буду — а вдруг вы не в курсе, чем всё должно закончиться?

Как по мне — так, с этой Агафьей Тихоновной, лучше и правильнее. Впервые в жизни, пожалуй, смотря «Женитьбу» (пусть и весьма своеобразную на сей раз), я поаплодировала концовке. Так — лучше. Для героини – уж точно.

Вот чего я не очень поняла, так это отсылок к политическим моментам. Ладно, портрет на стене (о котором писала выше) я для себя оправдала. А вот гражданина Ломова, представшего в ипостаси… мнэээ… некоего руководителя соседнего государства, не смогла (возможно, я просто недостаточно политически подкована, и потому не увидела в тексте Чехова достаточное количество параллелей с нашей действительностью). Ладно, зато всё было очень забавно, неплохо подано и интересно. А вы — судите сами. Если что — объясните мне, где я эдак забуксовала.

В целом же «Женитьба» «Модерна» — крайне располагающая к себе вещица. В ней есть особенность: в отличие от других постановок, демонстрирующих дно дна, «Женитьба» не погружает зрителей в грязищу, а позволяет любоваться оной со стороны. А это — приятно. Потому что режиссёр не стремится показать, что мы, зрители, вот такие же, как персонажи спектакля (это, в целом, неплохо — особенно если постановщик талантлив и знает, чего жаждет добиться, но тяжко для души). Мы оцениваем их эдак свысока. Но определённые уроки вынесем…

Я всем сердцем люблю то, что называю «современным театром». В смысле, спектакли, расширяющие рамки восприятия и позволяющие посмотреть на привычные вещи (в том числе — классические пьесы) по-новому. «Женитьба» — из таковых.

Не ищите смыслов там, где вы сходу их не видите. Не разгадывайте режиссёрские шарады, если там, в зале, они кажутся вам чересчур замудрёнными. Всё это придёт — потом, когда домой поедете. А в зале просто получайте удовольствие и впитывайте происходящее. Здесь нужно чувственное восприятие. Мозг подключится позже.

Давайте об артистах? А вот и они (состав — по крайней мере, в данный момент — один, потому, как ни крутитесь, на этих прекрасных людей попадёте):

Агафья Тихоновна — Лолита Милявская
Анастасия Светлова — Красавина Акулина Гавриловна, сваха
Юрий Анпилогов — Подколесин
Алексей Багдасаров — Кочкарёв
Петр Ступин — Яичница
Денис Игнатов — Анучкин
Константин Конушкин — Жевакин
Андрей Давыдов — Ломов
Сергей Аронин — Бальзаминов Михаил Дмитриевич
Любовь Новак — Павла Петровна, мать Бальзаминова
Марианна Канивец — Ассистентка Дуняша

Тут всё просто. Женишки из пьесы Гоголя, по сути, все одинаковы и хороши — эдакая «мерзкая кучка». Они действуют ансамблем, и он крайне убедителен. Чуть выделяется (что логично) Подколесин, а особенно ярок друг его, Кочкарёв. Алексей Багдасаров — он, пожалуй, «серый кардинал» спектакля, и вполне логично, что, несмотря на «вспомогательную», казалось бы, функцию, в «Женитьбе» он играет одну из первых скрипок.

Отдельная история — Ломов и Бальзаминов. Первый вас повеселит и порадует, уверяю. Второй — ну, тут тоньше и глубже. И, безусловно, тоже очень забавно. Как я осознаю, сия пара является любимчиками публики (из персонажей мужского пола, понятно). Бальзаминов — отдельное шоу в нашем театре, крайне рекомендую.

Дуняша и Павла Петровна — это маленькие роли-функции, без которых не обойтись. Рекомендую всмотреться и догадаться, зачем они нужны в спектакле (если уж кучу персонажей выкинули легко и просто, а этих оставили).

И две звезды (на мой личный вкус, конечно). Анастасия Светлова — сваха. Очень тонкая и многогранная работа — особенно если учесть, что свахе разгуляться толком негде, в отличие от оригинальных пьес. Да, эта роль всё ещё обширней и выпуклей, чем, скажем, «партия» каждого из гоголевских женихов, но Акулине Гавриловне оставлено куда как меньшее поле действий, чем изначально предполагали авторы. И Светлова в этих рамках великолепна.

Ну, и та, кто интересует вас сильнее всех. Лолита Милявская. Тут примечательно: в первом акте персонаж Лолиты почти однообразен и монотонен (пусть и бесконечно симпатичен сразу же — даже если б весь спектакль игрался на эдакой волне, было б нормально). Как будто режиссёр заботливо решил «прикрыть» начинающую актрису, дав ей играть то, что органично.

И вот — акт второй. И Лолита выдаёт все козыри разом — и демонстрирует, пожалуй, самую сильную актёрскую игру, не взирая на лица (признаю, что остальной каст, состоящий из профессионалов, понимающих суть и смысл спектакля, отошёл на второй план, но тем не менее). Ежесекундная органика, понимание каждой фразы, каждого действия, харизма (а этого не добиться, с этим рождаются), теплота… Кажется, будто бы Лолита всю жизнь выходила на театральную сцену, и сейчас чувствует себя на подмостках, как дома. (В общем, такое ощущение, что Грымов задумал демонстрировать разноплановость и талант Милявской постепенно, на удивление почтеннейшей публики, и дал её «театральной машинке» разогнаться по ходу пьесы.)

«Женитьба» — совсем не тот случай, когда «селебрити» привлекаются исключительно ради кассы. Лолита — великолепная театральная актриса. И очень хочется посмотреть на неё в других постановках (ну, Грымов же сказал, что она — не приглашённая, а в труппе теперь). Буду ждать премьер с нетерпением.

Резюмирую. «Женитьба» — это, конечно же, непривычно и странно (я напоминаю, что мы всю дорогу говорим о Юрии Грымове, а он у нас не мыслит линейно и банально). И этот спектакль — из тех, что обеспечивают разминку для мозга.

Вполне вероятно, что, приехав в «Модерн», вы увидите что-то своё — абсолютно непохожее на то, что пригрезилось мне. И не удивлюсь — «Женитьба» позволяет трактовать себя вдоль и поперёк.

А, к слову (знаю, это многим важно): в «Женитьбе» нет пошлости! Казалось бы — «современные» постановки грешат «нижепоясными моментами». Тут, разве что, можно вспомнить фразу про «усовершенствование своей части» (и то она из оригинала взята… но трактована, да). Так что, в принципе, я бы подростков смело в «Модерн» вела. Пусть знают, что и так можно.

Сейчас смотрю на афишу — «Женитьба» аншлаговая, билетов на ближайшие показы нет. Рада. Но если проникнетесь моим текстом — то не упустите возможность посмотреть на «неклассическую классику». Удовольствие гарантирую!

Ирина Мишина

Источник

Мы в соцсетях:
Поделиться:
Следующая новость / 28.05.2021

Уважаемые зрители!

В нашем театре принят умеренный дресс-код: допустим нестрогий костюм, классические джинсы, полувечерние платья (стиль smart casual), after five (одежда после пяти).


Просим Вас воздержаться от одежды и обуви спортивного стиля, футболок и маек, а также исключить шорты.


Пусть вечер, проведенный в «Модерне», станет для Вас особенным! Увидимся в театре!

 
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов
arrow-up