Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Записаться
18 марта 2019
Виктория Лукина
«В театре «Модерн» я приобрела свой актерский дом»

Актриса театра «Модерн», исполнительница роли Мэрилин в премьерном спектакле Юрия Грымова «Ничего, что я Чехов?» Виктория Лукина — о тонкостях работы над ролью, творческих поисках и профессионализме сценических партнеров.

 - Виктория, Вы в «Модерне» уже 2 года. Режиссер спектакля Юрий Грымов, говоря о спектакле «Ничего, что я Чехов?», называет его этапным и для себя лично, и для театра. Как Вам кажется, почему он так сильно отличается от предыдущих премьер?

 Да, время летит очень быстро. Казалось бы, только-только прошла премьера «О дивный новый мир», где я играю Ленайну. За эти 2 года было поставлено еще много нового, но, признаюсь, спектакль «Ничего, что я Чехов?» давался нам всем с трудом. Действительно, это одна из самых сложных постановок не только для нас, актеров, но и для режиссера. Ведь это не классическая пьеса, а эссе, наброски, воспоминания, письма.

 На данном этапе, это самая сложная роль в моей карьере. Вроде бы и эпизод, но он заключает в себе невероятную глубину переживаний. Это не просто история, которую ты рассказываешь, приходя к кульминации. Тебе нужно сразу, в одной сцене выйти на тот нерв, который заложен в образе. С точки зрения актерской техники, это очень амбициозная задача, поэтому вместе с Юрием Вячеславовичем мы долго придумывали, искали, многое меняли на ходу.

 Мне кажется, что «Ничего, что я Чехов?» только начинает формироваться, и что он обязательно обретет свою сценическую жизнь, и жизнь эта будет долгой. Спектаклю еще есть, куда расти, и мы будем расти вместе с ним.

 - Трудно не заметить, что внешне Вы очень похожи с Мэрилин Монро (даже вне сцены). Как Вы к ней относитесь?

 - Эта женщина меня всегда восхищала. Это кумир миллионов людей, икона. Сыграть ее? Я боялась даже мечтать об этом. Все знают этот образ досконально. Сколько девочек ей подражают, выводя эти стрелки, красные губы. Я до сих пор не знаю, как воплотить этот культ. В какой-то момент своей жизни я была её фанаткой: читала про нее, смотрела её фильмы, слушала песни. У меня дома так много изображений с ней - кружки, подушки, открытки, одежда и даже шторка в ванной была (смеется). Я поняла, что в чем-то мы похожи: в открытости, сексуальности…и я ведь тоже актриса. Я испугалась - а не перетяну ли я на себя её судьбу?

 - Вы старались добиться исторической достоверности или отталкивались от своих ощущений от этого человека?   

 - Юрий Вячеславович сказал, что сцена довольно сложная, что героиня уже находится в глубокой депрессии, что это период её слома, что он хочет показать её боль. Я полностью погрузилась в её историю, пересмотрела много документальных фильмов, узнала историю детства и семьи. Когда я пришла с изученным материалом, нервная, Грымов испугался, что я могу скатиться до её состояния. Он запретил мне снимать копию с Монро. Я даже не знаю, играю ли я реальную Мэрилин или я играю некий ее образ.

 - Расскажите о работе с Воробьевым Петром Сергеевичем. Чему научились в работе с таким взрослым, опытным артистом?  

 - Во время предпремьеры он меня очень поддерживал. Он сказал, что даже прописал, после каких слов ему будут аплодировать. Он правильно расставляет акценты, и с опытом народного артиста, может точно сказать, где выстрелит. И действительно, там, где он отметил себе аплодисменты, были аплодисменты! Это поражает! Насколько точно человек чувствует и понимает партитуру.

- Можете ли Вы вспомнить переломный момент, когда какое-то слово или фраза режиссера раскрыли ключ к Вашей роли?

- У Мэрилин была очень надломленная судьба, не смотря на всю культовость её личности. Она говорила - «Я не помню, кто я такая, портовая шлюха с побережья или котенок под забором, умру так и не вспомнив». Когда она была уже суперзвездой, на которую молились миллионы, она улыбалась, хотя и была надломлена изнутри. В ней было много боли, в любви - качели, детей нет, аборты, из-за которых она очень переживала. Монро очень хотела стать мамой, но ей этого не позволяли. Представьте себе суперзвезду, которая нервно пересматривает свои фильмы, пытаясь найти изъяны и недостатки. Думаю, я все-таки еще нахожусь в процессе и поиске.

 - В чем Вы видите художественное направление театра «Модерн» сегодня? В чем главное отличие от других театров?

 - Театр «Модерн» в чем-то эпатажен, как и Юрий Вячеславович. Мы отличаемся тем, что затрагиваем актуальные темы с позиции современности. В том, что мы приглашаем зрителей к диалогу. Приглашаем не отдыхать и не развлекаться, а думать, разговаривать, может быть даже спорить.

В театре «Модерн» я приобрела свой актерский дом. Мы здесь не просто работаем, мы живем и горим одной идеей. Ведь каждая новая постановка открывает в тебе новый взгляд, новый слух, совсем другое мироощущение. И это обновление бесконечно меня вдохновляет.

 

 

 

 

Внимание!
Дресс-код!
Мы стремимся к тому, чтобы всем зрителям нашего театра было комфортно, поэтому просим наших гостей воздержаться от одежды спортивного стиля, футболок и маек, исключить шорты.
Мы понимаем, что в темпе московской жизни нет возможности сменить наряд после рабочего дня, поэтому мы приветствуем дресс-код “after five” или “smart casual”, в котором допустимы классические джинсы, нестрогий костюм, повседневные платья. 
Данная рекомендация относится только к вечерним спектаклям на большой сцене.
Надеемся, что вечер, проведенный в театре «Модерн», станет для Вас особенным.
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов