Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Записаться
01 февраля 2018
Владимир Клавихо-Телепнев: «Я не хочу задавать мелкие вопросы, я выбираю темы побольше»
Известный российский художник и фотограф рассказал о том, как его работы попали в одну экспозицию с произведениями Рубенса, Ботичелли, Репина и Кандинского.

Известный российский художник и фотограф рассказал о том, как его работы попали в одну экспозицию с произведениями Рубенса, Ботичелли, Репина и Кандинского, объяснил, почему современные технологии не улучшили качество фотографического изображения, а также ответил на вопрос о том, может ли фотография существовать в современном театре.

— Попробуем начать с вопроса, которым часто заканчивают интервью с фотографами: скажите, по Вашему мнению, фотография сегодня — это живое творчество? 

— Знаете, когда я занялся фотографией, я очень хотел, чтобы это было не отдельное искусство — а оно все время было как-то в отдалении от остального: музеи выставляли графику, живопись, скульптуру, но не фотографию. И только недавно Пушкинский музей сделал отдел фотографии, у Третьяковки еще нет такого отдела. Это было живое творчество в каком плане: существовала репортажная фотография. Но интерес к этому я потерял, абсолютно. И фотография меня не интересует больше, совсем. И все, что там происходит, особенно на уровне репортажа, я не воспринимаю. Как только фотография с моей стороны приблизилась к искусству — а я всегда считал, что это искусство — вся остальная фотография перестала выдерживать этот критерий: ее нельзя выставлять рядом с серьезными произведениями искусства. Она не соотносится с ними ни по качеству, ни по оформлению, ни по тиражности. Большие тиражи — это листовки, которые можно сделать в зависимости от того, как скажет автор. Тиражность убивает ценность фотографии.

— Вы говорите, что не воспринимаете фотографию. Тогда как вы для себя самого определяете — чем вы занимаетесь?

— По образованию я художник. Художник, который снимает. Скорее — так. Вряд ли я «чистый» фотограф. Меня иногда пытаются «классифицировать», говорят — ну, Клавихо — это не фотограф, фотографы — они другие. Честно говоря, мне это никогда самому не нравилось. Долго объяснять потом. Я иногда показываю свои работы и слышу: здорово, классно, а работы-то чьи? Это какая-то живопись? Я говорю: нет, это фото. Я стараюсь выйти за рамки обычной фотографии, и связанные с фотографией события все меньше и меньше меня интересуют. Раньше казалось, что с приходом новых технологий качество изображения будет улучшаться — а оно стало хуже. Ручная, уникальная печать — это практически ушло. Раньше я ходил по выставкам с лупой, смотрел, как сделана печать. У старых мастеров в литографии или в офорте, например, этим занимались отдельные люди, художник и литограф работали в паре. Печать — это было отдельное искусство. Я как-то познакомился с печатником Картье-Брессона. Тогда я только начал использовать новую технологию, и у меня была выставка в Париже. Мы встретились на улице, и он долго тряс мою руку, благодарил, говорил, что видел мою печать, что ему понравилось. Я не стал разочаровывать старика: печать тех моих фотографий была очень качественная, да, но она не была ручной — просто это были очень хорошие современные технологии. Я понял, что времена ручной печати уходят, а взамен приходит цифровое пространство. 

Фотографии и раньше-то были тиражными — делали десяток-другой отпечатков; а сейчас еще больше. Контролировать это практически невозможно, и фотография в этом плане сама себя начинает уничтожать. Представьте: есть у фотографа любимая картинка, он сделал двадцать отпечатков — и все их раскупили. Какое это искушение для фотографа — напечатать еще штук сто. Почти все фотографы сами себя так и загоняют в угол.

 

Читать целиком

Внимание!
Дресс-код!
В нашем театре на вечерние спектакли принят дресс-код «cocktail» и близкие к нему «formal», «after five». Для мужчин – это костюм или пиджак, возможен вариант без галстука, для женщин – платье или нарядный костюм с брюками или юбкой. В одежде спортивного стиля вас не пропустят в театр! :( Надеемся на ваше понимание.