Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Записаться
21 февраля 2018
Петр Ступин: Хорошая драматургия — это всегда подарок.
Исполнитель роли Юлия Цезаря в новом спектакле театра «МОДЕРН» — о том, понятен ли Шекспир современному зрителю, о том, как Петр Фоменко делил людей на «лучших» и «похуже», о том, нужны ли актеру деньги, а также о времени, когда «кино вдруг кончилось».

— В новом спектакле Юрия Грымова вы исполняете роль Цезаря. Вам интересно играть в пьесе, которую ставили, наверное, тысячу раз? Нет боязни повторения?

— Нет. Я учился у Фоменко Петра Наумовича, у него была поговорочка, и она мне нравится: «Всё было. Нас не было». Цезаря играли другие люди, которые думали по-другому. Может, что-то они воспринимали так же, в чем-то мы можем совпасть абсолютно, но что-то в нашем спектакле все равно будет по-другому. Я другой человек. Я вырос в другом мире. И что бы ни говорили, каждое новое обращение к этой истории — это новое ее понимание.

Потом, режиссер делает интересное предложение. В моей роли не так много слов. Он решает это пластическим путем. Может быть, он прав: в наше время все уже так хорошо научились говорить, что слово сильно девальвировалось. Здесь важны поступки. Я думал об этом — не знаю, я просто так думаю. Здесь нужен самый минимум, только самое необходимое. И потом — это Шекспир. Мне так нравятся там некоторые вещи! Даже которые не вошли в роль. Я, когда читал пьесу, мне очень понравилось вот это:

Из всех чудес всего необъяснимей
Мне кажется людское чувство страха,
Хотя все знают — неизбежна смерть
И в срок придёт.

А его, Цезаря, отношение к этому — своеобразное.

— Скажите, вы искали какие-то зацепки для своего образа в себе или вовне, в окружающей жизни?

— У меня был период, когда — «Онегин, я тогда моложе и лучше, кажется, была» (смеется). Сейчас мне интересно, как я, мой организм отзывается на новый образ, на мысли моего героя — здесь и сейчас. Сейчас — что я думаю по этому поводу? Вот с этой точки зрения я смотрю на свою задачу. Потому что примеров очень много, и очень хороших — несмотря на то, что эту пьесу давно не ставили. В том, чтобы кому-то великому подражать, есть обаяние, но есть и большая опасность. Мне кажется, интереснее вот этот путь — когда ты достаешь что-то из себя самого, когда ты находишь что-то внутри себя.

— Вы имеете в виду, подражать актерам — предыдущим исполнителям этой роли?

— Ну, например, да.

— А если посмотреть с другой стороны — пусть этот взгляд будет поверхностным: Цезарь — это политик. Так вот, из ныне действующих или, может быть, уже ушедших политиков хотя бы отчасти вам кто-то напоминает вашего героя?

— Я скажу так: наверное, в отдельных чертах. Все мы видели этих людей. Одна вещь, внутренняя, которая, безусловно, напоминает — это сильных политиков. А мне Цезарь интересен как сильная личность, как человек, который понимает всё. Который видит всё. Он мог бы не идти навстречу своей смерти, но он понимает, что этого нельзя делать. Он понимает (во всяком случае, мой Цезарь), что существует заговор. Он до конца понимает, что сегодняшний день может стать его последним днем, — и он не может по-другому.

Читать полностью

Внимание!
Дресс-код!
Мы стремимся к тому, чтобы всем зрителям нашего театра было комфортно, поэтому просим наших гостей воздержаться от одежды спортивного стиля, футболок и маек, исключить шорты.
Мы понимаем, что в темпе московской жизни нет возможности сменить наряд после рабочего дня, поэтому мы приветствуем дресс-код “after five” или “smart casual”, в котором допустимы классические джинсы, нестрогий костюм, повседневные платья. 
Данная рекомендация относится только к вечерним спектаклям на большой сцене.
Надеемся, что вечер, проведенный в театре «Модерн», станет для Вас особенным.
 
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов