Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Записаться
18 сентября 2018
Юрий Грымов
18 сентября начинается 31-й театральный сезон в театре «Модерн»

Сегодня в стенах театра живет коллектив единомышленников — ярких, прекрасных, творческих людей. Это одна из интереснейших трупп Москвы. Интересная именно как сочетание, как мозаика очень разных талантов, возрастов, национальностей, темпераментов. Эти люди смогли за год выпустить шесть спектаклей. Шесть труднейших премьер.

Когда я говорю про единомышленников, я имею в виду не только труппу. Это и дирекция, и художники, и все остальные сотрудники. Хотел сказать, что это люди, которые «тихо делают свое дело», — нет, они работают активно и очень профессионально, ярко. Они созидают. И делают это успешно — что не может не почувствовать и зритель.

Главная цель любого театра (и нашего, разумеется) — это сам спектакль. За сезон мы выпустили шесть премьер. Это чрезвычайно много. Я даже слегка переживаю по этому поводу. Потому что наш зритель, в какой-то своей части, не успевает за нашим ритмом. Но мы сознательно взяли такой темп: нам нужно обновить репертуар. Шесть премьер — это очень много для одного сезона, но этого нам по-прежнему мало, если говорить о полноценном репертуаре. Мы — репертуарный театр, мы не антреприза, и поэтому наши планы на ближайшие годы — четырнадцать-шестнадцать спектаклей.

«Юлий Цезарь», вышедший недавно «На дне» — сложнейшие вещи. Сложнейшие с точки зрения драматургии, с точки зрения существования на сцене, с точки зрения материала. Шекспир, Горький — это ой как непросто. Это сложные авторы, чей незыблемый авторитет способен буквально подкосить. Этот авторитет давит на режиссеров, он может уничтожить актера — когда начинают трястись колени и кажется, что нет никакого другого пути, кроме как идти след в след за великими предшественниками. То есть в очередной раз воспроизводить шаблон. Высокий, но шаблон.

Хочется верить, мы справились. По крайней мере, у нас нет ощущения, что Шекспир с Горьким нас подавили. Хотя, повторюсь, противостоять этому соблазну было очень непросто. Если говорить о Шекспире, то он, как воронка, затягивает тебя в какой-то хрестоматийный романтизм, в сказку, в робингудовщину. А между тем «Юлий Цезарь» — это совсем не сказка, совсем. Это разговор о народе, о власти, об их взаимном циничном отношении друг к другу. Не сорваться в романтизм было для нас самым сложным.

В «На дне» была другая проблема. Пьеса очень трудная для прочтения, тяжелый язык. И с этим невозможно справиться, если не оживить и одушевить каждого из персонажей. Как только это получается — Горький вдруг расцветает, пьеса превращается в этакие заросли малинника: ты видишь на ветках яркие, спелые ягоды, тянешься к ним, осторожно раздвигая сплетенные ветви и цепляясь за колючки; сорвав несколько, видишь в глубине еще больше. Откуда-то из глубины куста выпархивают мотыльки, у корней зеленой струйкой промелькнет ящерица. Все живет и движется. Вот это — Горький. Для меня это было настоящим открытием. Феномен. Для иллюстрации: первые четыре минуты спектакля я ставил три недели. А потом — сорок минут за два дня. Все эти недели мы переживали какую-то ломку, борьбу с автором, с материалом, самими собой.

В результате, мне кажется, все получилось. И именно с показа «На дне» мы открываем новый сезон 18 сентября.

Вообще, для меня автор — это друг, собеседник, с которым можно разговаривать, спорить, шутить. Если ты поддаешься давлению авторитета, то в такой ситуации автор становится либо кумиром, либо каким-то начальником, который может приказать или рассердиться. Оба пути — тупиковые.

За прошедший год все мы — труппа, сотрудники, я как худрук — стали лучше понимать друг друга. Во многом поэтому, например, в спектакле «На дне» у меня заняты только актеры театра, мы никого не приглашали. Как мы к этому пришли — разговор отдельный и, наверное, гораздо более личный. Актер — это некоторое творческое пространство, которое он возделывает. Да, он прислушивается к тому, что я хочу, говорю и советую, но это пространство — это его территория. Я не режиссер-нянька, не педагог.

Актер для меня соавтор, хотя при этом я против коллективного творчества. Почему? Я не верю в коллективное высказывание. Высказывание может быть только личным.

***

В этом сезоне нам удалось решить не только творческие, но и хозяйственные задачи. Мы установили новое звуковое оборудование — французское, очень качественное. Мы повесили новый занавес в главном зале. У нас появился «черный кабинет» — профессиональное немецкое оборудование для сцены с особым, качественным черным бархатом. В Большом зале мы поставили страфонтены, подняли ступеньку последнего ряда, и сидящим там зрителям стало лучше видно сцену. К концу года планируем переделку зрительских туалетных комнат, приведем их в единый стиль с интерьером всего театра. Театральное пространство — необходимая часть всего творческого процесса, и я рад, что оно обновляется, становится интереснее и лучше.

По сравнению с прошлым летом, «за отчетный период», наши продажи выросли на 16 процентов.

Я радуюсь тому, как заполняются сегодня наши залы, но хочу большего. Хочу более динамичную схему продажи билетов. Со следующего года планирую создать клуб «Модерн», члены которого на старте продаж билетов получат скидку 30 процентов. В первые дни продажи — 20%. То, что мы стали больше зарабатывать, позволило увеличить зарплату сотрудников театра в среднем на 12 процентов. Акцентирую: это повышение — не за счет госбюджета, но только из заработанных средств. А в следующем сезоне мы ставим для себя задачу повысить зарплаты еще на 18-20 процентов.

Как говорится, о наболевшем. Свершилось! С сентября в нашем буфете, который организует прекрасный ресторан «Луч», появится алкоголь. Ура, товарищи! Наконец-то мы стали «взрослым» театром.

Хотя буфет в минувшем году очень наглядно показал, что денег у людей стало меньше. Приходят, например, дети с родителями на «Затерянный мир», и многие не покупают ничего, даже сок. Грустно.

Мы приступили к репетициям «Войны и мира». Постановка приурочена к 150-летию написания этого великого романа и 190-летию со дня рождения Льва Толстого. Вместе с драматургом Александром Шишовым мы три года работали над текстом. Вскоре после того, как он был готов, я сделал для себя открытие: в современном театре Толстого боятся. Странно, но факт. Я предлагал эту постановку нескольким театрам, но нигде не нашел отклика.

При этом никто меня не спросил, что я хочу видеть на сцене с точки зрения декораций и костюмов. Почему-то все боятся заранее. Хотя, как я теперь понимаю, эта постановка по силам даже не самому мощному и богатому московскому театру «Модерн». Могу сказать, что по своему бюджету «Война и мир» не выйдет за общепринятые в Москве рамки — несколько миллионов рублей. Нам очень поможет полученный грант Департамента культуры Москвы.

А недавно выяснилось, что Толстого боятся не только в театре. Минкульт РФ, куда мы обратились за помощью, отказал нам в дополнительном финансировании постановки. Удивительно. Тем не менее, спектакль стоит в планах: я свои проекты не бросаю. Мы объявили общественный сбор средств на постановку — краудфандинг, ищем другие источники финансирования.

Прошедший год дал мне возможность внимательно посмотреть на жизнь современного театра с очень разных точек зрения — художественной, технической, финансовой, юридической. Неожиданно едва ли не на первое место вышла проблема кадров. А именно, нехватка ярких молодых актеров.

Я много думаю про систему актерского образования. По-моему, что-то идет не так. Как надо — вряд ли отвечу. Но я созрел для того, чтобы открыть свою актерскую школу. Это будут двухмесячные «курсы повышения квалификации» для выпускников театральных вузов, обучение платное. Сейчас я работаю над своей собственной, исключительно субъективно составленной программой. Думаю создать при театре «Модерн» актерское агентство. Выпускники актерской школы будут зачисляться в это агентство. Они смогут играть в нашем театре, мы можем его рекомендовать для съемок в кино и так далее. Это большая работа, но она мне сейчас необходима.

Есть еще одна новость: драматург, написавший «Матрешки на округлости земли» (он хочет сохранить анонимность, поэтому я не называю имени и фамилии), — прекрасную, трогательную и очень глубокую пьесу, ставшую украшением сезона, — предложил для постановки свое новое произведение о Михаиле Чехове и Ольге Чеховой, о Станиславском. Я мгновенно влюбился в эту пьесу, приостановил все другие работы и сейчас занят только ею. Имена — символы русского театра, настоящие бриллианты в обрамлении замечательной драматургии; поверьте, это будет настоящее наслаждение, когда вы увидите этот спектакль на сцене «Модерна».

Очень рад, что к труппе театра «Модерн» присоединяется одна из великих (и моих любимых) актрис Анна Каменкова. Сейчас она занята в спектакле «О дивный новый мир». Я считаю, что приход в труппу такого мастера - это подарок для зрителей и профессиональное счастье для молодых актеров, ведь Анна Семеновна долгое время работала под руководством великого А.В. Эфроса в Театре на Малой Бронной. В этом сезоне Анна Каменкова исполнит главную роль в спектакле «Ничего, что я Чехов?», посвященной символам театра – Михаилу и Ольге Чеховым, где сыграет Ольгу Константиновну. Премьера спектакля назначена на начало ноября.

Мы продолжаем наш проект «Приходите сегодня»: театр «Модерн» открыт для сотрудничества с драматургами и режиссерами, в следующем году свой спектакль ставит у нас Владимир Панков. Мы по-прежнему ценим мнение зрителей и критиков и рады любым конструктивным предложениям и пожеланиям — как нам сделать «Модерн» еще более интересным. Мы не стоим на месте. «Модерн» — это не музей и исторические интерьеры, «Модерн» — это движение. Мы движемся вперед.

 

Фотограф Юлия Мешкова

Внимание!
Дресс-код!
Мы стремимся к тому, чтобы всем зрителям нашего театра было комфортно, поэтому просим наших гостей воздержаться от одежды спортивного стиля, футболок и маек, исключить шорты.
Мы понимаем, что в темпе московской жизни нет возможности сменить наряд после рабочего дня, поэтому мы приветствуем дресс-код “after five” или “smart casual”, в котором допустимы классические джинсы, нестрогий костюм, повседневные платья. 
Данная рекомендация относится только к вечерним спектаклям на большой сцене.
Надеемся, что вечер, проведенный в театре «Модерн», станет для Вас особенным.