Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Записаться
18 октября 2018
Елена Исаева
"Самое дорогое, если после спектакля что-то внутри людей меняется к лучшему"
Елена, Вы окончили факультет журналистики МГУ, но работаете драматургом и сценаристом? Чем Вас привлекли эти профессии?
– Я хотела поступать в Литинститут, но тогда там после школы не брали – нужно было два года стажа работы. И мама, которая заканчивала журфак, меня убедила, что журналистика – это тоже вполне для писателя подходящая стезя. Надо сказать, что я ни разу не пожалела. Потом, когда занялась документальным театром, журфаковские навыки интервью очень пригодились. Да и в любой творческой работе сбор материала – это один из важнейших и серьёзнейших этапов. Я с детства знала, что буду писателем. И в школе уже писала стихи и повести. Но не знала, прокормит ли меня моё писательство. А журналистика – это был надёжный заработок.
 
Если взять сценарий пьесы, сценарий фильма и сценарий одной серии телесериала. В чём можно найти их сходства, а в чём различия?
– Если сравнивать с прозой по объёму охватываемого материала, то пьеса – это роман, а сценарий фильма – это повесть. Время, уходящее на работу, зависит от степени подготовленности и освоения темы. Думать иногда можно несколько лет, а написать за две недели. Тут у каждого своя кухня. Конечно, чем дольше ты сосредоточен на каком-то замысле, тем глубже он раскрывается. То, что создаётся второпях и мозговыми штурмами, тоже может быть интересно и неожиданно, но не сравнить с тем, что делается спокойно и обдуманно. Театральные люди это понимают.
Кинопродюсеры хотят всё быстрее и вчера… Разницу вы видите. Что касается серии в сериале – это ремесло.
 
Необходимо ли для создания инсценировки знать язык оригинального произведения, или бывает достаточно работать с русским переводом книги?
– Инсценировки бывают не только по иностранным произведениям. Конечно, хорошо бы знать языки, но… Я не полиглот, а работала и работаю со всей мировой литературой. Конечно, в переводе на русский.
 
Как сохранить балласт между тем, что хочет видеть в тексте инсценировки режиссёр спектакля и тем, чтобы не потерять заложенные автором произведения идеи?
– Инсценировка – это всегда новая пьеса, а не просто пересказ прозы в диалогах.
Необходимо придумать драматургический ход, которого нет в прозе. Исходное событие, действие, интригу, прочие понятия теории драмы никто не отменял, поэтому пока не придумаем драматическую конструкцию, «движок» для прозаического текста, инсценировки не выйдет. Выйдет нужный пересказ сюжета с иллюстративными сценами. Что часто и случается, когда инсценировку пишет не драматург. Но тут, безусловно, важно учесть видение режиссёра и при этом не потерять идеи оригинала.
Я всегда помню, что это чужое художественное произведение, филигранно сделанное в прозе, и к нему относиться надо трепетно!
 
Можете ли порекомендовать какие-нибудь книги или пособия для тех, кто хотел бы себя попробовать в качестве сценариста или драматурга?
– Есть, конечно, книги. «Поэтика» Аристотеля, прежде всего. Это основа литературного творчества. И на журфаке была обязательна, естественно. Владимир Волькенштейн «Драматургия» 1934 года издания. Есть «Метод действенного анализа», с которым хорошо бы ознакомиться не только актёрам, но и драматургам, чтобы понимать театр изнутри. Есть масса американских книг, которые сейчас модны и популярны, но по сути это осовремененное скрещивание «Поэтики» и «Метода действенного анализа», с новыми придуманными терминами, добавками и надстройками для сценарных курсов. Я бы всё же советовала молодым писателям прежде ознакомиться с оригиналом.
 
Расскажите об этапах работы над инсценировкой литературного произведения на примере работы над романом Олдоса Хаксли «О дивный новый мир».
– «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли – роман со многими смыслами. Меня, как женщину, конечно, больше интересовала любовная коллизия. Любовь в обществе, нарисованном Хаксли, обречена. Попытка пробиться друг к другу, понять, достучаться – мучительна и драматична. Живой чувствующий герой и замурованная в штампах общества героиня… Трагедия несостоявшейся любви. А без любви человек обречён на гибель. Для Юрия Грымова, думаю, интересней было рассмотреть аспект человека, противостоящего обществу, искусственно насаждающему искусственное счастье. И гибель всего живого во всём мёртвом. Но сходятся наши с ним представления об этом романе Хаксли, думаю, в том, что Бог есть любовь. Люди отказались от Бога и живут в мире без любви. А главный герой Джон, для которого Бог – главный ориентир и собеседник, конечно, среди таких людей выжить не может. Шанса у него нет.
 
Раскройте секрет: кому первому пришла идея заменить Форда на Цукерберга в «О дивном новом мире»: Вам или режиссёру-постановщику спектакля Юрию Грымову?
– Форда в Цукерберга предложил переименовать Юра. И мне это очень понравилось. Это сразу осовременивает контекст.
 
Вы работали с Юрием Грымовым над спектаклями «О дивный новый мир» и «На дне» (совместно с Дмитрием Тереховым). Можете ли Вы назвать какие-нибудь особенности работы с этим режиссером?
– У Юры, вообще, очень неожиданное и парадоксальное мышление, он очень сегодняшний современный человек, который берёт для постановки именно те
истории, где есть отклик настоящего. Ещё большой его плюс, что он соединяет в себе талант режиссёра с талантом сценографа. Он визуал, он сразу видит картинку, художественное решение, которое поможет раскрыть авторские идеи, заложенные в тексте. Это, конечно, помогает в работе, высвечивает материал под иным углом, направляет фантазию в неожиданное русло. Мы можем спорить, но нам точно не скучно друг с другом.
 
Есть ли какие-нибудь литературные произведения, которые невозможно превратить в пьесу? Если есть, то, например, какие?
– Конечно, есть проза, которая не поддаётся сценическому воплощению. Но всегда можно на её основе, по её мотивам написать, придумать свою пьесу. Например, сейчас работаю над «Фрегатом «Паллада»» Ивана Гончарова. Это путевые заметки. Бытописательство. Там нет конфликта и напряжённой интриги, там нет действия. Но отталкиваясь от ситуации вокруг этого плавания, можно придумать спектакль о миссии Путятина и о первой попытке наладить торговые отношения России с Японией.
 
Ежегодно количество зрителей в театрах растёт. 2019-й год объявлен в России Годом театра. Для чего, на Ваш взгляд, люди сегодня ходят в театр? Что они хотят там увидеть, получить, почувствовать..?
– Люди ходят в театр по разным причинам. Отдохнуть, расслабиться, убить время, например. Но если говорить о зрителе, который мне интересен, то он ходит в театр для того, чтобы отрефлексировать своё время и свою жизнь, чтобы соотнести себя с героями на сцене и понять что-то ещё о себе, о своих близких, о своей стране… Такой зритель – собеседник, со-автор, со-творец спектакля, осмысляющий сообщение, транслируемое со сцены. Самое дорогое, если после спектакля что-то внутри людей меняется к лучшему. Одной моей знакомой после моего спектакля любимый мужчина сделал предложение. По-моему, это успех! Шучу.
 
Беседовал Александр Горбунов.
Внимание!
Дресс-код!
Мы стремимся к тому, чтобы всем зрителям нашего театра было комфортно, поэтому просим наших гостей воздержаться от одежды спортивного стиля, футболок и маек, исключить шорты.
Мы понимаем, что в темпе московской жизни нет возможности сменить наряд после рабочего дня, поэтому мы приветствуем дресс-код “after five” или “smart casual”, в котором допустимы классические джинсы, нестрогий костюм, повседневные платья. 
Данная рекомендация относится только к вечерним спектаклям на большой сцене.
Надеемся, что вечер, проведенный в театре «Модерн», станет для Вас особенным.
 
«Увидимся в театре!»
Юрий Грымов